Вход

Изображения в галерее

819_59.jpg
829_47.jpg
835_49.jpg

Житие преподобного Макария, старца Оптинского


Оптинский старец иеросхимонах Макарий (Иванов). Неизвестный художник. Вторая половина XIX века.

      Преподобный старец Макарий, в миру Михаил Николаевич Иванов, родился 20 ноября 1788 года в семье дворян Орловской губернии Дмитровского уезда и был назван Михаилом в честь святого благоверного князя Михаила Тверского.
     В семье, кроме Михаила, было три брата: Алексей, Павел, Петр и сестра Варвара. Но именно к старшему, Михаилу, мать их, женщина богобоязненная и смиренная, питала особую любовь и часто говорила: „Сердце мое чувствует, что из этого ребенка выйдет что-нибудь необыкновенное". Поведение Михаила с самого детства было и впрямь необычным: в отличие от своих братьев и сверстников, мальчик был тих, кроток и молчалив. Питая сильную привязанность к матери, он почти не отходил от нее, как бы предчувствуя, что недолго ему оставалось быть с ней: когда мальчику было девять лет, Елизавета Алексеевна скончалась от чахотки. Жили они тогда в окрестностях города Калуги, близ Лаврентьева монастыря. Похоронив жену, Николай Михайлович переехал с детьми сначала в село Щепятино Дмитровского уезда, а затем в город Карачев Орловской губернии, где жила его сестра Дарья Михайловна, которая и взяла на себя воспитание осиротевших племянников. Здесь же, в Карачеве, Михаил получил школьное образование.
     Четырнадцати лет от роду вынужден был он в силу обстоятельств поступить бухгалтером в Льговское уездное казначейство. В отправлении этой трудной для своего возраста должности юноша проявил большое усердие. Отличаясь точностью исполнения возложенных на него обязанностей, он обратил на себя особое внимание губернского начальства и уже через три года получил назначение на должность начальника стола счетной экспедиции в Курске.
     Господь хранил Своего избранника в годы юности от многих соблазнов светской жизни губернского города. В свободное от ответственной и напряженной работы время Михаил увлекался чтением и музыкой. По отзывам современников, он искусно играл на скрипке.
     Смерть отца, последовавшая 17 марта 1806 года, изменила ход жизни Михаила. На семейном совете было решено, что имение в Орловской губернии должно полностью перейти к нему, а денежные средства — братьям. В том же году Михаил вышел в отставку в чине губернского секретаря и переехал в Орловское имение.
     Переселение в деревню, размеренность сельской жизни, уединение и тишина, близость к природе открыли для него возможность предаться любимому делу — чтению духовной литературы и музыке. Это сельское уединение стало для него как бы приготовлением к иноческой жизни, к которой призывал его Господь.
     Однако занятие хозяйством было для него в тягость. Оно требовало постоянного личного присмотра, а иногда и взыскания за упущения в работе. Михаил же, по доброте своей, не мог и не хотел следовать общепринятому порядку. Однажды был такой случай. Мужики, видевшие, что нет за ними присмотра, покрали большое количество гречихи. Молодой хозяин призвал их к себе, долго уговаривал и вразумлял их словами Божественного Писания. К удивлению посмеивавшихся над этим родственников, увещевания закончились тем, что виновные упали на колени, во всем чистосердечно раскаялись и были великодушно прощены.
     Как-то братья, которые к тому времени уже обзавелись семьями, заговорили с ним о женитьбе. В соседнем поместье жила скромная и добродетельная девушка. Послушный воле братьев, Михаил отправился было к ее родителям с предложением о сватовстве, но дело не сладилось. Это вызвало у него вместо горечи чувство радостного облегчения, поскольку сам он расположения к супружеству не имел. Для него такой поворот дела был лишь еще одним указанием Промысла Божия вступить на путь иноческой жизни.
     6 октября 1810 года Михаил отправился на богомолье в Площанскую Богородицкую пустынь Орловской епархии, находившуюся в 40 верстах от имения, в уединенной местности, окруженной со всех сторон лесами. Монастырь и сами иноки произвели на Михаила столь сильное впечатление, что он решил домой не возвращаться. Из монастыря уведомил он братьев о своем решении покинуть мир. Принадлежащее ему имение отписал в их пользу, поставив лишь условием из вырученных от продажи денег тысячу рублей употребить на строительство каменной церкви в селе Турищеве, где был похоронен отец.
     Так крепкою десницею Господней беспрепятственно и мирно изведен был Михаил из мирской суеты и соблазнов и водворился в пустыни, куда, подобно жаждущему оленю на водные источники, стремилась его душа. 16 ноября 1810 года Михаил был принят настоятелем отцом Иоанникием в Площанскую пустынь, а 24 декабря того же года пострижен в рясофор и наречен Мелхиседеком.
     С ревностию о Боге и усердием исполнял юный подвижник возложенное на него послушание письмоводителя обители, посещал все уставные церковные службы, ревностно совершал келейное монашеское правило. Кроме того, выполнял он также обязанности ризничего, чтеца, пел на клиросе. Однако более всего душа новоначального инока стремилась к самым истокам духовной жизни. В обители услышал он рассказы о подвижниках с Афона и из Молдавии, которые поселялись в монастырях (Свенском, Чолнском, Белобережской пустыни, Глинской и Софрониевой пустынях), уединялись в скиты Брянских лесов. Это были по большей части ученики и сподвижники великого молдавского старца преподобного Паисия Величковского. Эти духовные подвижники принесли из молдавских обителей опыт умного делания, связанный с прохождением Иисусовой молитвы, перепиской и переводами святоотеческих творений, в которых это спасительное делание получило богословское обоснование и развитие.
     7 марта 1815 года, после пятилетнего искуса, отец Мелхиседек был пострижен в монашество с именем Макарий, в честь преподобного Макария Египетского; 12 марта того же года рукоположен Преосвященным Досифеем, епископом Орловским и Севским, в сан иеродиакона, а спустя два года — в сан иеромонаха.
     В том же 1815 году в Площанскую пустынь переселился сподвижник Паисия Величковского схимонах Афанасий. Его личный пример духовной жизни и, прежде всего, опыт духовной брани и молитвы Иисусовой сразу привлекли к себе сердце и помыслы молодого иеродиакона Макария, который целиком вверил себя его духовному руководству, подобно младенцу вскармливаясь из уст его пищей бесценных поучений и наставлений.
     Научившись уставному письму, отец Макарий по благословению старца Афанасия принялся за чтение и переписку творений святых отцов.
     «Глубоко печатлелись на чистом сердце и памяти юного инока слова писаний святоотеческих, над которыми проводил он многие бессонные ночи... Но чем более углублялся любомудрый инок в чтение святоотеческих писаний, тем более возгоралась в нем ревность достигнуть желаний краю духовного делания: научиться умной Иисусовой молитве», — писал впоследствии один из учеников преподобного Макария архимандрит Леонид (Кавелин). Однако время для этого еще не пришло, да и сам отец Афанасий не мог удовлетворить любознательность наставляемого им подвижника, проходя по благословению преподобного Паисия лишь устную молитву Иисусову и не касаясь ее высоких степеней, представляющих немалую опасность для самовольного их прохождения без опытного наставника.
     Важными событиями в духовном становлении преподобного Макария в период его подвижнической жизни в Площанской пустыни стали паломничества к Киево-Печерским угодникам в 1814 и 1819 годах, а также в Ростов в 1824 году для поклонения мощам святителя Димитрия, почитаемого им наряду со святителем Тихоном Задонским. По дороге в Киев посетил отец Макарий и Глинскую пустынь, где познакомился с ее игуменом старцем Филаретом, одним из преемников опыта умного делания преподобного Паисия Величковского. А во время поездки в Ростов отец Макарий впервые посетил Оптину Пустынь.
     За шестнадцать лет, проведенных в Площанской пустыни, отец Макарий вырос в мужа совершенна, восприняв от старца Афанасия искусство духовного рассуждения и укрепившись в духе и истине. В 1826 году он был назначен благочинным обители, а в 1827 году — духовником Севского Троицкого девичьего монастыря. Вскоре вслед за Севским переходят под духовное окормление отца Макария монастыри Великолуцкий, Вяземский, Аркадиевский, Казанский, Курский, Серпуховской, Калужский, Елецкий, Брянский, Осташковский, Золотоношский, Смоленский, Борисовская Тихвинская пустынь и другие. И если о духовной высоте жизни подвижника свидетельствует прежде всего глубина смирения, то преподобный Макарий не только своей жизнью показал удивительный пример этой добродетели, но и научил смирению многих своих духовных чад.
     Однако духовническое служение ставило перед ним сложнейшие вопросы, помочь разрешить которые мог лишь по-настоящему умудренный опытом невидимой брани наставник. О нем молил он Господа и обрел его в лице замечательного преемника традиции умного делания иеромонаха Леонида (в схиме Льва). Встреча и знакомство с ним состоялись в 1828 году, когда отец Леонид вместе со своим старцем схимонахом Феодором, учеником преподобного Паисия, приехал из Александро-Свирского монастыря в Площанскую пустынь. Здесь они прожили полгода, и за это время отец Макарий сблизился со своим будущим учителем. Ибо многое привлекало его в Старце — учительность, духовный разум, рассуждение, владение искусством непрерывной молитвы Иисусовой, столь усладительной и любезной для сердца отца Макария.
     И было так угодно Господу, что именно на долю старца Леонида выпало впоследствии возродить старчество в Оптиной Пустыни, а отцу Макарию, переведенному туда в 1834 году, стать не просто его преемником и последователем, но и ближайшим сотрудником и сподвижником.
     Семь лет провел в Оптиной смиреннейший иеромонах Макарий под руководством старца Льва, как к живительному и духоносному источнику притекая к нему в своих многоразличных духовных нуждах. Испытывая кротость своего ученика, старец Леонид нередко “отчитывал” его на глазах у пораженной братии, уже тогда почитавшей самого отца Макария за старца и во множестве притекавшей к нему за словом наставления, ибо он был назначен распоряжением отца настоятеля духовником обители. Испытывал сурово, пользуясь, по наставлению преподобного Иоанна Лествичника, случаем доставить подвижнику венец терпения, а другим — воспользоваться примером его истинного смирения.
     Последовавшая 11 октября 1841 года кончина любимого аввы, старца Льва, глубоко потрясла душу преданного ученика. Крест старческого служения вместе с многочисленными заботами по устроению Скита, начальствование над которым было ему поручено, лег на его плечи. И если до этого времени преподобный Макарий оставался как бы в тени, то теперь истинная высота его духовной жизни и обилие духовных дарований, которыми Господь наделил Своего избранника, были явлены всем. И обозревая весь последующий подвиг его самоотверженного служения, можно словами апостола Павла сказать, что уже не сам он жил, но жил в нем Христос. „...Взглянув внимательнее на ежедневные труды его, — отмечает отец Леонид (Кавелин), — и принимая в соображение слабое от природы здоровье, болезни, лета, нельзя было не сознаться, что только сила Божия, в немощах совершающаяся, могла подкреплять скудельный сосуд его тела для перенесения столь многообразных трудов..."
     День Преподобного начинался в два часа ночи с совершения утреннего правила, которое состояло, помимо утренних молитв, из 12 избранных псалмов, молитв 1-го часа, дневного канона Божией Матери по гласу и акафиста Божией Матери.
     После краткого перерыва с шести часов вычитывались молитвы часов и изобразительные. Затем Старец выпивал одну — две чашки чаю и принимался за письма или чтение святоотеческих книг. С девяти часов начинала скрипеть входная дверь, возвещая о приходе первых посетителей, — келлия его, как и сердце, любящее и милующее, была открыта для всех. В это время приходили люди в основном простого сословия — крестьяне, мещане, мастеровые, которые во множестве собирались у “хибарки” Старца, ожидая его выхода. Духовное рассуждение и личный опыт придавали силу словам богоносного Старца, когда он давал те или иные советы и наставления, всегда принимая во внимание различие характеров, способностей и уровень духовного состояния человека. Особенно много народа собиралось в дни постов. В Успенский пост исповедовалось и причащалось до нескольких сот богомольцев ежедневно.
     Чаще, однако, приходили не только за советом или для исповеди, но и с просьбой об исцелении от различных болезней, душевных и телесных. В этом случае смиренный Старец, не обнаруживая силу своего молитвенного предстательства пред Богом за болящих, имел обыкновение подавать им елей от неугасающей лампады пред особо чтимой им Владимирской иконой Божией Матери, а иногда сам помазывал этим елеем болящих. И тем, кто с верою помазывался, Господь по молитвам Преподобного подавал исцеление. Особенно часты и памятны были случаи исцеления бесноватых. Вот только два таких примечательных случая из двадцатилетнего старческого служения преподобного Макария. — “Многие из нас, вспоминает отец Леонид (Кавелин), — помнят одну бесноватую женщину, которая, сидя на дорожке, ведущей из монастыря в Скит, поносила Старца, говоря: “Скоро ли умрет этот Макарий? Он измучил весь мир... Ох, горе мне!” Привлеченная к Старцу по вере ее мужа, эта женщина, уже несколько лет страдавшая беснованием, после употребления священного елея, данного Преподобным, выздоровела совершенно”.
     Был другой, не менее примечательный случай. Один из людей образованного круга имел несчастье подвергнуться припадкам беснования; родные советовались с искуснейшими докторами, те долго лечили дома, наконец, послали больного за границу — на воды, но облегчения не было. Несмотря на очевидные признаки беснования (ибо припадки болезни совпадали с днями нарочитых церковных праздников, а конвульсии усиливались от прикосновения священных предметов: святого креста, Евангелия, богоявленской воды; наконец, больной не в состоянии был приступать добровольно к таинствам покаяния и причащения), родные боялись и не хотели назвать болезнь своим именем. Один из товарищей больного, видя его беспомощное состояние, из сострадания взял на себя повезти больного в монастырь с тем, чтобы посоветоваться о непонятной болезни своего приятеля со Старцем, которого знал лично. Успел ли он уговорить больного или привез его в монастырь, употребив для сего какую-нибудь хитрость, — не знаю, только тотчас же по приезду, остановившись в гостинице, послал просить к себе Старца, не упоминая ни слова о приехавшем с ним товарище и ничего не говоря о сем и ему самому. Несмотря на сие, больной в то же самое время начал обнаруживать сильное беспокойство — признак приближающегося припадка — и заговорил: “Макарий идет! Макарий идет!” — и едва преподобный Макарий вошел в занимаемые ими гостиничные покои, больной бросился на него с бешенством, произнося разные неистовые слова, и, прежде чем успели удержать его, заушил Старца. Доблестный воин Христов, зная, кто управлял в этом действии рукою несчастного, употребил против него сильнейшее оружие: по заповеди Христовой быстро подставил ему другую ланиту, произнося слова Евангелия: Аще тя кто ударит в десную твою ланиту, обрати ему и другую (Мф. 5, 39). Опаленный смирением, бес оставил страдальца, больной упал без чувств к ногам смиренного Старца и пролежал долгое время в совершенном оцепенении, потом встал здравым, не сохранив ни малейшего воспоминания о своем поступке, в котором он, попущением Божиим, был лишь орудием.
     Вообще было обыкновением для отца Макария в четырнадцать часов отправляться из Скита в монастырские гостиницы, где его дожидались посетители из высших и обеспеченных сословий — помещики, военные и государственные чиновники, купцы, ученые, литераторы и богословы. Слово Старца целительно действовало на их души, открывало зрение грехов и двери покаяния. Для встреч и бесед с преподобным Макарием приезжали в Оптину и известные писатели — братья Иван и Петр Киреевские, Н.В. Гоголь. Зачастую наплыв посетителей был такой, что, возвращаясь из гостиниц, измученный, усталый, едва переводя дыхание, не мог он даже говорить. Но вместо отдыха следовало правило, состоящее из 9-го часа, кафизм с молитвами и канона Ангелу-хранителю. Потом, до вечерней трапезы, а иногда и во время оной принимал Преподобный монастырскую братию (если кто из них не успел побывать днем), приходившую на ежедневное исповедание помыслов. Окончив прием, подкреплялся пищею, потом слушал вечернее правило, на которое, кроме келейников, приходили еще один или два из ближайших учеников. Состояло оно из малого повечерия, молитв на сон грядущим, двух глав Апостола, одной главы Евангелия. После этого Старец оставался на краткий отдых, предваряемый молитвенным подвигом. И когда огни в скитских келлиях давно уже погасли, окно его келлии еще было освещено светом свечи, горевшей на его письменном столе... Но вот погас и этот свет, и только слабое мерцание неугасимой лампады пред иконою Богородицы освещало окно молитвенного покоя. Но, как и днем, не закрывались двери келлии Старца. И если случалось кому из иноков претерпеть страх или нападение от духов злобы, прибегали они под молитвенный его покров и отеческую защиту даже ночью.
     Принимая откровение помыслов братии, преподобный Макарий обнаруживал не только богатый личный опыт, глубокое практическое познание Священного Писания и аскетической литературы, но и благодатные дары духовного рассуждения и прозорливости. По смирению Старец скрывал свою прозорливость, но в ней не могли сомневаться имевшие к нему близкое отношение, будучи удостоверены в том личным опытом. “Делай как знаешь, — говаривал иному Старец, — но смотри, как бы не случилось с тобой вот того-то...” — и событие удостоверяло невнимательного в том, что Старец предостерегал его недаром.
     Долготерпеливый ко временно уклонявшимся по действию вражию от пути откровения Старец мудро выжидал, когда постигнет такового какое-либо искушение внешнее или внутреннее, и тогда, вразумив и утешив пришедшего, присоединял и кроткое обличение, говоря: “Вот это постигло тебя за то, что ты уклонился на шуее. Ах, брате, брате! Рассуди, мне ли нужно твое откровение? Врагу не нравится этот путь, как верный и кратчайший ко спасению...”
     Удивительным даром любви одарен был Старец! Знавшие его вспоминали, что всякое творение и тварь Божия вызывали у него чувство умиления. Нередко, прогуливаясь вдоль скитских дорожек палисадников, усаженных разнообразными цветами, он останавливался в созерцании дивной красоты Божией, отраженной в их ярком цветении, восхищался духом, и в глазах его видны были слезы.
     У окна келлии его на специальной подставочке, куда сам отец Макарий клал корм, собиралось множество лесных птиц, щебечущих на все голоса. Когда он обнаружил, что меньшие из них остаются без своей доли, оттесняемые большими, то устроил особые кормушки, куда не могли забраться большие птицы. Очень любил он лес и даже писал одному из своих многочисленных духовных чад: “Человек получает в лесу себе успокоение и душевную пользу: мы видим, как в прежние времена люди удалялись в чащу лесов и там, в тиши от мира и сует его, в молитве и трудах иноческих искали своего спасения. Один вид приснозеленых хвойных деревьев нашей Родины веселит зрение, служа символом надежды на жизнь присносущную, для взыскания коей удаляются в пустыню...” А в 1849 году, когда от стихийного бедствия сильно пострадал Оптинский Скит и бурей вырвало сотни деревьев, Старец вместе с братией своими руками убирал поваленные огромные сосны и дубы, а на их место сажал молодые деревца. И после кончины отца Макария братия твердо помнила и соблюдала его завет — хранить и беречь лес, не рубить в нем ни кустика, ни деревца...
     Обо всем, без малейшего исключения обо всем, было усерднейшее попечение Старца во вверенном его управлению Скиту. За двадцать лет его начальствования положение Скита настолько укрепилось, что он уже не только содержал себя, но и выделял значительные средства на содержание самого монастыря. Большие вклады обеспечили его благоденствие на многие годы, в том числе и уже по кончине преподобного Макария. При нем же в 1857 году были построены новые каменные Святые ворота с колокольней, в 1858 году — новая братская трапезная; в 1860 году заложен новый корпус с мезонином для библиотеки, куда преподобный Макарий передал свои книги, собранные в течение жизни. Заботами Старца, были произведены роспись колокольни и Святых врат, позолота иконостаса и роспись церкви.
     Большую часть своей жизни, 50 из 72 лет, провел преподобный отец наш Макарий в монастырской ограде, уйдя от мира и затворившись в духовной пустыне. Но его жизнь, духовный подвиг и старческое служение не могли укрыться от мира. Свет духовной мудрости, сердечной любви и отеческой заботы о приходящих к нему был далеко виден. Любовь Старца была поистине жертвенная и деятельная. И любящее его сердце чутко реагировало на события общественной жизни, изменения нравственного состояния общества, на все более и более обострявшиеся вопросы образования и воспитания. Рядом с кипами писем от духовных чад на его столе можно было видеть номера периодических изданий и богословских журналов. В 1857 году он напряженно следил за боями в Севастополе, радовался, как дитя, от удач, скорбел о неудачах. Когда же была получена весть об оставлении Севастополя, Преподобный зарыдал, упал на колени пред образом Божией Матери и долго молился без слов, как отец, потерявший единственного сына.
     Велика роль преподобного Старца и в духовном просвещении русского народа. Он начал дело издания в Оптиной Пустыни творений святых отцев, объединившее вокруг обители лучшие духовные и интеллектуальные силы России. Высоким покровителем этого богоугодного дела был митрополит Московский Филарет. Он не только содействовал этому благому начинанию, но и сам участвовал в проверке переводов, определении последовательности изданий, привлечении необходимых людей. По особому устроению Промысла Божия в келейной библиотеке старца Макария к началу издания книг (в 1845 году) обрелись верные копии с исправленных старцем Паисием древних славянских переводов писаний Макария Великого, Иоанна Лествичника, св. Варсануфия, а также переведенные самим отцом Макарием книги Максима Исповедника, Феодора Студита, житие Григория Синаита, сочинения Григория Паламы и другие творения святых отцев подвижников, в том числе и труды блаженного старца Паисия. Все эти духовные сокровища были явлены миру стараниями самого отца Макария, издателей Ивана и Наталии Киреевских и других благомыслящих людей, которых воздвиг Сам Господь для содействия сему полезному делу.
     Исполнив повеленное ему от Господа, преподобный отец наш Макарий завершал свой земной путь жизни и трудов, увенчанный благодатными духовными дарами и плодами. Непосредственно перед кончиной Преподобного для многих открылась его прозорливость, бывшая до этого времени известной лишь ближайшим его ученикам. В 1859 году старица Мария, мать ближайшего его ученика, отца Леонида (Кавелина), и преданная его духовная дочь, будучи в тяжкой болезни, просила преподобного Макария помолиться, чтобы Господь продлил дни ее жизни, ибо хотела повидать сына, который находился в это время в отъезде. Преподобный сказал ей в ответ: “Ты выздоровеешь, а умрем мы вместе”. Так и вышло. Оправившись от болезни, она говорила своим близким: “Бойтесь моей смерти, с нею связана жизнь Старца: вот что он мне сказал...”
     О последних событиях жизни преподобного Макария узнаем из летописи, составленной его учениками: 23 августа 1860 года Старец присутствовал на монастырской гостинице при блаженной кончине одной из духовно преданных ему боголюбивых жен, боярыни Марии, матери ученика его. Прослезившись, Старец назвал эту тихую, наподобие угасшей свечи, кончину, “преподобническою”, промолвив: “Я считаю себя счастливым, что Бог сподобил меня видеть кончину праведную!” (Скончалась она, сидя в креслах, через четверть часа после принятия Святых Таин, сказав духовнику: “Такой радости и сладости, какую я теперь ощущаю, нельзя выразить никакими словами”).
     26 августа в празднование особо чтимой преподобным Макарием Владимирской иконы Божией Матери, собираясь к обедне, он почувствовал приступ тяжелой болезни. К вечеру последовало ухудшение. Десять дней болезнь изнуряла его телесные и душевные силы. Не помогали ни лекарства, ни усилия врачей. Облегчение наступало лишь после причащения Святых Таин, соборования елеем и особенно во время чтения канонов и акафистов Спасителю и Божией Матери.
     1 сентября болящий имел утешение принять в своей келлии боголюбивых старцев: настоятеля обители отца архимандрита Моисея и отца игумена Антония. Довольно долго беседовал с первым, причем преподавали друг другу взаимное прощение и благословение. В течение всего этого дня братия, как скитская, так и монастырская, невозбранно входили получать благословение и последние наставления Старца. Сентября второго числа приехали ожидаемые Преподобным племянницы его, инокини Севского девичьего монастыря, а после полудня одна из преданных духовных дочерей его, Н. Киреевская, прибыв из Москвы по первому известию о болезни Старца, привезла ему от митрополита драгоценный дар: финифтяную Владимирскую икону Божией Матери и не менее драгоценное обещание — молиться о нем ко Господу.
     7 сентября, в день предпразднества Рождества Богородицы, в 6 часов утра в последний раз Преподобный удостоился приобщиться Святых Таин, Тела и Крови Христовых, которые на сей раз принял уже от телесного изнеможения лежа, но в полной памяти и с глубоким чувством умиления. Почти ровно через час после сего, в 7 часов, при окончании чтения канона на разлучение души от тела, на 9-й песни оного, Преподобный предал свою праведную душу в руце Божии, — тихо и безболезненно, окруженный сонмом своих ближайших учеников. Кончина преподобного Макария была мирна и тиха, проста и вместе величественна, как и вся жизнь его, угасшая, словно заря светлого дня, оставив в сердцах преданных ему тихую ночь печали.
     В тот же день, уже вскоре после кончины Преподобного, пришло замечательное письмо от Московского святителя Филарета:
     — Мир Вам от Господа! — писал Владыка.
     — Что скажет немощный духом, смотря на подвижника, страждущего телом, но не изнемогающего духом? — Потерпи Господа отче, мужайся, и да крепится сердце твое. Но, Господи, аще и не подвизавшихся и прещения достойных милуеши, облегчи подвизавшегося Тебе ради. Если и праведно ему желати разрешитися и с Тобою быти, но и еще пребыти во плоти не благопотребно ли есть многих ради?
     По той же почте получено письмо лечившего преподобного Макария медика к одному из скитских отцов; оно тем замечательней по своему содержанию, что писавший его не принадлежал к Православной Церкви:
     — Только теперь могу сказать, что я видел человека, говорил с человеком. Не знаю, почему я прежде его не видел, а 18 лет знакомства, кажется, могли бы открыть глаза. Вот как трудно видеть совершенство, а достигнуть совершенства, я думал, не в натуре человека... Представьте теперь мое положение: увидеть человека таким, каким он должен быть.
     — Я чувствую себя нездоровым: так нечаянно увидеть живой образец человека, потрясло меня. Ах! почему прежде вы не открыли мне глаза? - Теперь я страдаю. Сохрани, Господи, нам жизнь отца Макария! Но сердце говорит, да и ум, что такой человек есть жилец другого мира, мы не достойны иметь его.
     Погребение преподобного Макария совершалось при огромном стечении народа, приехавшего со всех концов России проводить в последний путь любимого отца и наставника, и походило на светлое духовное торжество. Бывший скитоначальник игумен отец Антоний писал об этом: “Не знаю, мы, нищие от дел благих, будем ли удостоены толико великой молитвенной памяти о себе, какой сподобился блаженный старец наш отец Макарий, которого святая душа во благих водворится. Истинно слово Божие: Аз прославляющих Мя прославлю (1 Цар. 2,30). И как Старец сей в жизни своей всех любил, так и кончиной многих на гроб свой собрал”
     Погребен был преподобный отец наш Макарий с правой стороны от Введенской церкви, возле могилы своего учителя и старца преподобного Льва, с которым ныне предстоят они в лике преподобных отец и старцев Оптинских пред Престолом Святой Троицы, не оставляя обитель и нас, грешных, своими богоприятными молитвами.

Оптинский патерик


Православный календарь

Август 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
27 28 29 30 31 1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29 30
31 1 2 3 4 5 6

События календаря

Нет событий

Обсуждение на форуме


Статистика:Каталоги:Рекомендуем:
Яндекс.Метрика
Яндекс цитирования HD TRACKER - фильмы DVD, кино, HDTV, Blu-Ray, HD DVD, скачать, torrent, торрент
Все материалы публикуются исключительно с разрешения правообладателей. ©   | Поддержка сайта - Дизайн студия КДК-Лабс 2005-2011 гг.