Вход

Изображения в галерее

838_12.jpg
835_74.jpg
625.jpg

Главная

Житие преподобного Анатолия (Потапова), старца Оптинского


Икона с крышки раки, в которой покоятся святые мощи преподобного Анатолия Оптинского (Потапова). Фрагмент.

     Оптинский старец преподобный и богоносный отец наш Анатолий, в миру Александр Алексеевич Потапов, родился 15 февраля 1855 года в городе Москве, в старинной купеческой семье. Родителями воспитан был в благочестии и страхе Божием, и еще с ранних лет в сердце его возгорелось желание всецело посвятить свою жизнь Богу и стать монахом. Однако мать не благословила раннее стремление сына оставить мир и пожелала, чтобы из всех сыновей именно он пребыл с нею до ее кончины. Так старец Анатолий, подобно преподобному Сергию Радонежскому, исполнил заповедь о почитании родителей, прожив с матерью еще одиннадцать лет до ее кончины, и, таким образом, еще в миру положил начало исполнению главного монашеского обета — послушания.
     Александр закончил уездное училище, а затем занимался торговлей, служил приказчиком в Калуге. Жизнь в миру промыслительно готовила его к будущему старческому служению: занимаясь торговым делом, он узнал мир, увидел множество людей, что пригодилось ему в духовном руководстве всех, обращающихся к нему за помощью.
     После кончины матери 15 февраля 1885 года, когда Александру было тридцать лет, он поступил в Оптину Пустынь и был определен в Скит келейником преподобного Амвросия1. Послушник Александр стал свидетелем духовных подвигов и старческого служения великого Старца в последние годы его земной жизни, и как свеча от свечи получает пламя, так и он принял благодать старчества от преподобного Амвросия. Старец Анатолий всегда хранил благоговейную память о своем духовном отце, молитвенно обращался к нему за помощью, почитал старца Амвросия как угодника Божия.
     23 апреля 1888 года, в Великую Субботу, в скитской церкви послушник Александр был пострижен в рясофор.
     Одновременно с отцом Александром, келейником преподобного старца Амвросия был инок Нектарий (Тихонов). Преподобный Амвросий, провидя их совместное старческое служение в последующие годы, часто посылал их друг к другу за разъяснениями в различных духовных вопросах, приучая к духу советования и сотрудничества.
     Еще будучи келейником старца Амвросия, преподобный Анатолий уже проявлял благодатные дары прозорливости и любви. Был он доброты необыкновенной, все переносил с благодушием.
     О его первых шагах на пути старчества сохранилось воспоминание одной сельской учительницы. Будучи духовным чадом преподобного старца Амвросия, в одну из своих поездок в Оптину она пригласила с собой знакомую. Та собиралась неохотно: „Ну, что теперь в Оптиной! Это когда-то были старцы, а теперь уж их нет больше!" А приехав в монастырь, после службы отправилась прямо в гостиницу, ничего не желая знать о Ските. Прошло несколько дней, и она решила прогуляться. Нарядная, в шляпе, в красной мантилье, подошла к Скиту, села с книгой на лесенке старческой „хибарки". Вышел келейник с ведерком, пошел за водой к колодцу. „Откуда ты, раба Божия?" — спросил смиренно и ласково. — „Вот они, хваленые монахи, пристают с вопросами", — с гневом подумала дама и отвернулась в гордом молчании. А инок Александр, набрав в колодце воды, опять подходит. И начинает рабе Божией сам рассказывать, кто она, откуда, и такое напоминает ей, что хотелось бы забыть навсегда. „Ах, — думает дама, эта болтунья Марья Михайловна все про меня тут разболтала". А отец Александр уже о том рассказывает, чего не только Марья Михайловна — ни одна живая душа не знала. Тут уж она сообразила, что перед нею необыкновенный монах, и повалилась дама в красной мантилье в ноги келейнику: „Вы — святой!" Пришел тут конец и недоверию, и нарядам, и шляпкам: платочек, скромная одежда и сосредоточенная, доверчивая любовь к дорогому батюшке...
     После блаженной кончины преподобного старца Амвросия 10 октября 1891 года отец Александр был определен келейником к его преемнику, скитоначальнику преподобному старцу Иосифу.
     3 июня 1895 года в скитской церкви инок Александр был пострижен в мантию с наречением имени Анатолий, в честь св. Анатолия, патриарха Константинопольского. Имя при постриге давалось в Оптиной с каким-нибудь прикровенным смыслом. „Анатолий" в переводе с греческого означает постоянную обращенность к Христу-Востоку, для монаха — к Иисусовой молитве, делателем которой он и стал.
     5 июля 1899 года отец Анатолий был рукоположен Калужским епископом Макарием в сан иеродиакона. Уже в это время многим посетителям Оптиной Пустыни стала открываться его духовная опытность. К нему обращались за советами, как к старцу. В начале 1900 года отец Анатолий, не имея еще священнического сана, становится уже общепризнанным Оптинским старцем.
     На праздник Благовещения Пресвятой Богородицы в 1906 году отец Анатолий был рукоположен в сан иеромонаха и почти одновременно, указом Калужской духовной консистории, назначен духовником Казанской Амвросиевской женской пустыни, что в Шамордино, и исправлял это служение до самой своей кончины.
     К 1908 году число приходивших к старцу Анатолию так увеличилось, что даже настоятелю монастыря архимандриту Ксенофонту не удавалось протиснуться сквозь толпу, чтобы попасть на исповедь к Старцу. Тогда Преподобный по благословению отца Настоятеля переселился в монастырь, в келлию при больничной церкви Владимирской Божией Матери. Во Владимирской церкви преподобный Анатолий принимал народ без ограничения. Около храма с раннего утра постоянно стояла, терпеливо ожидая Батюшку, толпа народа, в которой можно было увидеть и священников, и монашествующих, и военных, и дворян, и представителей интеллигенции, и учащуюся молодежь со всех концов России, но более всего было простых крестьян. Даже в часы, когда в монастыре наступал покой и монахи расходились по келлиям, около Владимирского храма оставался народ.
     Преподобный Анатолий считался „народным старцем". В отличие от преподобного старца Нектария, который был духовником скитской братии, старец Анатолий окормлял прежде всего мирских людей.
     С юных лет впитал преподобный Анатолий дух Оптинского подвижничества — напряженное бодрствование духа, делание молитвы Иисусовой, строгий аскетизм, с одной стороны, а с другой — простое, искреннее отношение к братии, посетителям, ко всякому нуждающемуся. Всех посетителей более всего поражала не знавшая границ любвеобильность Старца, воспринимавшаяся как настоящее чудо.
     Духовный писатель В. П. Быков одним из первых запечатлел образ старца Анатолия: „Глядя на него, невольно хочется воскликнуть: „Какое это великое вместилище любви!" Вечно приветливый, постоянно ласковый, изумительно сердечный, готовый, кажется, всего себя, всю свою душу, всю свою жизнь отдать тому, кто приходит к нему с той или другой нуждой, с той или другой скорбью... Какое-то чудное неотразимое влияние оказывает он этими своими духовными качествами на человека, прямо не хочется уходить из его кельи, отрываться от упоительного созерцания той духовной красоты, находясь под влиянием которой, мне кажется, можно из самого закоренелого грешника превратиться в хорошего чистого человека. Каждый его поступок, каждое его движение, каждый его шаг — все как будто говорит само собою за непреодолимое желание его чем-нибудь утешить человека, что-нибудь доставить ему большое и приятное. Если так можно выразиться, у того старца в Оптиной Пустыни преизбыточествует по отношению ко всем одинаковое чувство какой-то материнской любви".
     Другой очевидец так описывал Старца: „Отец Анатолий и по своему внешнему согбенному виду, и по своей манере выходить к народу в черной полу мантии, и по своему стремительному радостно-любовному и смиренному обращению с людьми напоминал преподобного Серафима Саровского. В нем ясно чувствовались дух и сила первых великих Оптинских старцев".
     Своим смирением и подвигом любви к ближнему Преподобный стяжал один из великих даров Духа Святого — дар утешения, который обильно изливался на всех приходивших к нему и исцелял, подобно бальзаму, всякую душу христианскую, скорбящую и озлобленную.
     Старец Анатолий имел „сердце милующее", он словно орошал приходивших дождем благодати, близость к нему сама по себе утешала. Батюшка Анатолий был необыкновенно прост и благостен. Всякий приходящий к нему испытывал счастье попасть как бы под золотой благодатный дождь. Само приближение человека к этому Старцу уже как бы давало ему чудесную возможность очищения и утешения. Православный народ так и называл старца Анатолия „утешителем". Пасхальная радость и особое Оптинское веселие светилось во всем облике Преподобного.
     Полагая душу свою за овцы своя (Ин. 10,11), преподобный старец Анатолий без отдыха принимал народ в течение всего дня до глубокой ночи. Только за полночь он становился на келейную молитву. На сон оставалось не более двух часов. Единственное время, когда Батюшка позволял себе отдохнуть, — это время чтения кафизм на утренней службе, когда монахи в церкви по уставу садились, — в это время он погружался в легкий короткий сон.
     От молитвенных бдений и стояний у преподобного Анатолия развилась болезнь ног. От многих земных поклонов он страдал грыжей, отчего в последние годы принимал исповедь, сидя на маленькой скамеечке.
     Исповедь у Старца обновляла и возрождала. Совершая исповедь в келлии, Преподобный обычно подводил посетителя к божнице, ставил на колени, давал читать вслух общее исповедание грехов, а после каждого исповедовал наедине. Во время исповеди он горячо молился за своих духовных чад. На исповеди преподобный Анатолий не оставлял на душе кающегося даже самых малых грехов и не разрешал, если видел нераскаянным даже малый помысл. После же исповеди давал наставления, всегда поражавшие точностью и прозорливостью.
     В исповеди монашеской братии главное место занимало откровение помыслов. Старец действовал с отеческою любовию и властию. Все отходили успокоенные, умиротворенные, утешенные. Это совершалось два раза в день: утром и вечером. И действительно, все монахи в Оптиной были ласково-умиленные, радостные или сосредоточенно-углубленные.
     Большое значение придавал преподобный Анатолий таинству елеосвящения, благословлял собороваться всем, в том числе молодым и внешне здоровым людям.
     Как и все старцы, имел он великий дар исцелений, но совершал их прикровенно, посылая болящих, как правило, на источник преподобного Пафнутия близ Оптиной или на могилку старца Амвросия или посредством какой-нибудь вещи.
     Одна шамординская монахиня Мария (Саутина) тяжко страдала болезнью зубов. Врачи ничем не могли облегчить ее страдания, признавая болезнь неизлечимою. Но по молитвам старца Анатолия, пославшего ее на могилку преподобного Амвросия, мать Мария совершенно исцелилась. Другая духовная дочь Старца, сельская учительница, рассказывала: „Однажды послал Батюшка со мною грушу моему брату. Я удивилась, почему именно младшему. Приезжаю, — брат очень болен, и доктор сказал, что мало надежды на выздоровление. Грушу стал есть по маленькому кусочку и стал поправляться, а вскоре и совсем выздоровел".
     Исцеляющая сила исходила даже от одежды Преподобного. Та же духовная дочь свидетельствовала, что исцелилась от простуды, укрывшись подаренным Батюшкой подрясником.
     Многочисленны рассказы о случаях прозорливости Старца. В 1909 году инокине Матроне (Зайцевой) он предсказал, что через четыре года она поедет в Италию. И действительно, когда в Бари, где хранятся мощи Святителя Николая, приступили к постройке православного храма, то к участию пригласили мать Матрону, впоследствии принявшую при постриге в мантию имя Николаи и прожившую после революции долгие годы в Бари.
     Будущему священнику отцу Адриану2 перед принятием сана в 1921 году Батюшка предсказал место его будущего служения — в храме у чтимой Иверской иконы Божией Матери в Ромнах.
     Одной рабе Божией, Т. А. А., старец Анатолий предсказал возвращение ее давно пропавшего без вести мужа. Когда же она пришла к Старцу со своим сыном Дмитрием, Батюшка хотел подарить ему икону вмч. Димитрия Солунского, но тут же сам себе сказал: „Нет, не то" — и благословил образом святителя Димитрия Ростовского, имя которого носил мальчик.
     Преподобный был особым хранителем святыни христианской семьи, помогая разрешать сложные вопросы семейной жизни. К нему несколько раз приезжала одна замужняя женщина, О. П. Н., горевшая любовью ко Господу, но имевшая при этом большую скорбь — ее муж был лютеранином. Все ее попытки склонить мужа к Православию были неудачны, из-за чего дружная семейная жизнь расстроилась. По этому поводу она просила совета и помощи старца Анатолия. Старец твердо сказал ей, чтобы она не настаивала и не уговаривала мужа, но сохраняла семейный мир и не теряла надежды. Впоследствии муж сам принял Православие, не желая разлучаться с женою в вечной жизни. Скончался он православным, и жена похоронила его в Оптиной Пустыни; сама же поступила в Шамординский монастырь.
     Другой случай связан с именем священника отца Александра Б. из Самарской губернии, который так увлекся строительством нового храма, что мало стал уделять внимания жене и детям, отчего в семье произошел разлад. Священник обратился к старцу Анатолию с вопросом: как ему быть? Что предпочесть? Старец строго наказал ему хранить мир семейный, не забывать и „домашнюю церковь", иначе Богу неугодно будет и строительство храма. А хитрый враг — диавол, под видом добра, хочет причинить зло: нужно разуметь нам козни его. А тут добро-то добро: строить храм, но к нему тайно примешивается и тщеславие... Нужно сочетать и храм, и семейный мир. После этого совета дела семейства поправились.
     Полюбивших друг друга юношу и девушку Батюшка никак не благословлял вступать в брак. Когда они уже в третий раз приехали к Старцу и, упав ему в ноги, просили благословения, он сказал: „Ну ладно, венчайтесь. И вот вам мой подарок", — Преподобный подал им полотенце, на одном конце которого была праздничная вышивка, а на другом — узор черной ниткой. Обвенчались, пошли дети, но тут неожиданно пришло горе: чахотка враз унесла жизнь мужа. И осталась молодая вдова с сиротами, — всю жизнь маялась.
     Оставшегося с семьей без крыши над головой крестьянина-ямщика Батюшка спас от отчаяния и губительного поступка... Отделился молодой крестьянин от отца, всего-то добра — 50 рублей да жена с детишками, ни кола ни двора. Сунулся к монастырскому эконому — дай в долг леску! Милостив был отец эконом к небогатому люду — а тут ни в какую. Видно, искушение нашло. Закручинился молодой хозяин, подумал горько: „Одно нам теперь бесплатное удовольствие предоставлено — ложись и умирай". Да и решил, как издавна на Руси ведется, пропить последние деньги, оставить семью в деревне, а самому пойти на чужую сторону, в Москву, на заработки. С тем и заснул. А наутро — первая мысль: „Сходи к старцу Анатолию!" Пришел, а там — толпа. Ладно, хоть под благословение подойти. Но послал Бог минутку — рассказал все как есть, и про отчаяние, и про то, что деньги пропить собрался. Ведь если не расскажешь все по порядку — правильного ответа от Старца за свое лукавство никогда не получишь.
     Старец помолчал немного, видимо молясь, потом сказал: „Не падай духом, через три недели в свой дом войдешь".
     — Да откуда не то что через три недели — через три года свой дом появится? С неба, что ли, упадет? Но раз сказал Батюшка, так тому и быть. Не спрашивай, терпи и жди, душа православная.
     А ближе к вечеру подрядился ездок до Шамордина. Когда проезжали через деревню, окликнул их чей-то голос: „Слушай, скажи там своим, может, кто хочет у меня за четвертную сруб купить?" Через три недели, уже из нового дома, пошла молодая семья в Оптину, благодарить Батюшку.
     Духовное руководство Старца основывалось на свободной воле человека, отличалось особой кротостью и мягкостью. Советы и благословения он зачастую давал не сразу, а после некоторых расспросов, давая возможность духовным чадам самим уразуметь волю Божию о себе. Обычно перед принятием важного решения Старец благословлял прежде всего высказать свое желание в молитве ко Господу: „Молись, чтобы Господь утвердил тебя и указал путь".
     Однако послушание ему требовало терпения и отречения своей воли. Одна его духовная дочь вспоминала, как Старец посылал ее в октябре, когда стояли сильные холода, купаться в Пафнутьевском колодце. Она долго не решалась, но Батюшка строго повторил свое благословение. Наконец она отважилась искупаться, и по молитвам Преподобного вода оказалась совсем теплой. Пришедшая же с нею без благословения подруга даже не смогла от холода влезть в воду.
     В своих духовных беседах и наставлениях Старец всегда указывал на корень всех человеческих бед — гордость, открывал, как подчас тонко проявляет себя гордыня и как только смирением возможно обрести обетованные Господом покой и духовную радость даже в страданиях.
     Один духовный сын просил Преподобного разрешить ему не поститься в Петровский пост, на что Старец ответил: „Святые отцы установили. Простите, я нарушать не могу. Как хотите, дело вашей совести. Если здоровье есть, зачем же против совести делать?".
     О молитве Иисусовой и трезвении Старец учил так: „Просто, от души, взывай ко Господу; за простоту Господь пошлет сердечную молитву...".
     Духовное руководство Преподобного не прекращалось никогда. Молитвенно он всегда был рядом со своими духовными чадами. Одна духовная дочь Батюшки была смущена тем, что Старец несколько дней не принимал ее. И ей в тонком сне было знаменательное видение: „Нахожусь я в большой комнате, где Батюшка обыкновенно благословляет. Там меня встречает женщина приятной наружности и говорит: „Ты обижаешься, что Батюшка тебя долго не принимает, но посмотри, — и указывает рукой на дверь его келлии, — он за тебя молится". И я вижу в дверь, что Батюшка стоит как бы на воздухе с поднятыми кверху руками и молится. Этот сон так утешительно на меня подействовал, что с этих пор я со спокойной душой стала ожидать, когда Батюшка меня примет".
     Любимыми словами Старца в наставлении своих чад были „великодушие" и „кротость".
     Помимо слов назидания, преподобный Анатолий часто давал посетителям духовные книжки для чтения. Эти книжечки всегда оказывались необходимыми и полезными именно этому человеку, содержали ответы на его вопросы или же имели прикровенное указание Старца на будущее. Сам Преподобный особенно любил сочинения святителя Тихона Задонского, творения аввы Дорофея, св. Иоанна Лествичника, творения св. Иоанна Златоуста, любил перечитывать книги об Оптинских старцах и их писания.
     Преподобные старцы Анатолий и Нектарий были сотаинниками в старческом служении. Между ними существовала глубокая духовная связь. Часто старцы посылали друг к другу приходивших к ним людей на благословение и наставление, выражая взаимное почтение и смирение друг перед другом. Старец Анатолий говорил о старце Нектарии: „Он великий муж", — старец же Нектарий о старце Анатолии: „Я кормлю лишь крохами одними, а батюшка Анатолий — целым хлебом". Перед кончиной преподобный старец Анатолий многих своих духовных чад передал отцу Нектарию.
     Такие известные подвижники, как архиепископ Серафим (Соболев), епископ Трифон (Туркестанов), священник отец Валентин (Свенцицкий) и отец Николай Загоровский, были духовными детьми Старца.
     Памятным событием в истории Оптиной Пустыни было посещение ее в 1914 году преподобномученицей Великой Княгиней Елизаветой Федоровной. В первый же день пребывания в Оптиной Великая Княгиня познакомилась с отцом Анатолием, исповедовалась у него, имела со Старцем продолжительную беседу. Осталось тайной, о чем беседовали они, но безусловно эта поездка в Оптину стала духовным приуготовлением Преподобномученицы к ее крестному подвигу.
     Благоговейным почитателем старца Анатолия был знаменитый московский „старец в миру" отец Алексей Мечев, служивший в храме Святителя Николая Чудотворца, что на Маросейке. Между старцами существовала молитвенная связь, которую близкие шутя называли „беспроволочным телеграфом". Отец Анатолий москвичей всегда посылал к отцу Алексею, а отец Алексей говорил о старце Анатолии: „Мы с ним одного духа".
     Осенью 1916 года старец Анатолий приезжал в Петроград на закладку Шамординского подворья. Он останавливался в доме известного благотворителя купца Михаила Дмитриевича Усова, бывшего большим почитателем Батюшки. Пребывание Преподобного в Петрограде вызвало настоящее паломничество в дом Усова. Огромная очередь людей, желавших получить благословение и наставление Старца, в течение нескольких дней заполняла лестницу дома, тянулась по залам и комнатам квартиры. Очередь объединила самых разных людей: простых горожан, студентов, представителей духовенства, высшего света, чиновников, даже семейство обер-прокурора. Для приема Старец избрал маленькую комнатку наподобие приемной келлии в Оптиной Пустыни.
     Пребывание в столице накануне февральского переворота открыло преподобному старцу Анатолию ту бездну, перед которой стояла Россия. К этому же времени относятся грозные пророчества Старца о грядущих судьбах России и царя. Вообще надо сказать, что он был великим почитателем царя Николая II, много и горячо молился о нем. Именно Преподобному принадлежат знаменательные слова о смысле царского служения и значении Православного царя для судеб России: „Коли царь зовет — значит зовет Бог. А Господь зовет тех, кто любит царя, ибо Сам любит царя и знает, что и ты царя любишь... Нет греха больше, как противление воле Помазанника Божия... Береги Его, ибо им держится земля Русская и вера Православная... Молись за царя... Судьба царя — судьба России. Заплачет царь, заплачет и Россия, а не будет царя, не будет и России... Как человек с отрезанной головою уже не человек, а смердящий труп, так и Россия без царя будет трупом смердящим".
     В феврале 1917 года Старец вновь собирался в Петроград, но был застигнут революционными событиями в Москве и остановился в благочестивой семье Шатровых. В доме Шатровых собрались духовные чада и почитатели Преподобного. Все тревожно спрашивали его: что же будет? Тогда Старец произнес свои пророческие слова о России: „Будет шторм, и русский корабль будет разбит. Да, это будет, но ведь и на щепках и обломках люди спасаются. Не все же, не все погибнут... Бог не оставит уповающих на Него. Надо молиться, надо всем каяться и молиться горячо... А что после шторма бывает? Штиль... И явлено будет великое чудо Божие, да. И все щепки и обломки волею Божией и силой Его соберутся и соединятся, и воссоздастся корабль в своей красе и пойдет своим путем, Богом предназначенным. Так это и будет, явное всем чудо".
     Сразу после этого преподобный Анатолий вернулся в Оптину Пустынь, где своим духовным чадам и приходившему к нему народу он открывал тайну движимой на Россию бури, приуготавливал всех к подвигу терпения, призывал верить, и верить крепко, в спасительные судьбы Божии о России.
     Смятение и растерянность в народе, вызванные революционным безбожием, устремляли множество верующих к старцам за духовной поддержкой.
     Преподобному определено было стать свидетелем исполнения грозных пророчеств Оптинских старцев, встретить и пережить все бедствия революционной смуты, военного времени и безбожия.
     Начались гонения на монахов со стороны новых властей. Монахов ссылали, арестовывали, издевались над ними. Когда духовные чада предложили преподобному Анатолию на время оставить Оптину, он ответил решительным отказом: „Что же в такое время я оставлю святую обитель? Меня всякий сочтет за труса, скажет: когда жилось хорошо, то говорил: терпите — Бог не оставит, а когда пришло испытание, первый удрал. Я хотя больной и слабый, но решил так, и с Божией помощью буду терпеть. Если и погонят, то тогда оставлю святую обитель, когда никого не будет. Последний выйду и помолюсь, и останкам святых старцев поклонюсь, тогда и пойду".
     Вскоре последовал арест Старца. Его повезли в Калугу, но в дороге он сильно занемог. Решили, что это тиф, и Преподобного сдали в тифозную больницу. Обрили волосы и бороду. Он принимал все благодушно, терпеливо, с молитвой за врагов. Как Старец и предсказал, ровно через неделю он вернулся в Оптину. Когда его увидели остриженным, многие не узнали Батюшку, а узнав, опечалились. Батюшка же, веселый, вошел в келлию и сказал, перекрестившись: „Слава Тебе, Боже!.. Посмотрите, каков я молодчик!" К мучителям же своим Преподобный относился беззлобно. По возвращении он рассказывал своей духовной дочери: „Как там хорошо! Какие люди хорошие!.. Знаешь, тот, кто меня арестовывал, после сказал, что он по ошибке меня арестовал, и просил простить его и даже руку у меня поцеловал; я сказал, что это ничего, что я очень рад, что съездил в Калугу".
     Уже во второй половине 1918 года в Оптиной Пустыни стало не хватать хлеба. Братия и старцы терпели голод, и после службы из церкви все выходили в большой физической слабости. Старец в письмах смиренно просил духовных детей привезти для братии хлеба, благословлял шамординских сестер ездить в другие губернии выменивать хлеб, и каждый раз, по молитвам старца Анатолия, чудесно находились жертвователи хлеба и всегда, несмотря на военные действия, хлеб удавалось благополучно доставить в монастырь.
     В послереволюционные годы зимой в келлии Старца почти не топили. Не хватало дров. Ослепленная красной пропагандой молодежь выбивала в его келлии стекла. Одну зиму дом простоял с несколькими выбитыми окнами. В морозные ночи вода, если ее забывали вылить, застывала в кружке на столе. Все это расстроило и без того слабое здоровье Преподобного.
     Каждый день приходили все более тревожные вести, страшные слухи. Старец при этом сохранял удивительное спокойствие, ободряя тем самым и монашескую братию.
     Летом 1921 года, за год до кончины, он пережил сильное обострение болезни — грыжи. За две недели до кончины, идя от обедни, отец Анатолий зашел на могилку преподобного Амвросия и, став на место, где был потом погребен, стоял долго и все повторял: „А тут ведь вполне можно положить еще одного. Как раз место для одной могилки".
     Хотя Батюшка был очень слаб, но все это время в келлии утром и вечером неопустительно совершали молитвенное правило. Старец лежал в постели, а келейник читал. Даже во время больших страданий он не переставал заботиться о следивших за ним врачах и келейниках, спрашивал, есть ли у них что поесть и не нуждаются ли в чем. Несмотря на все старания, состояние Преподобного ухудшалось. Он все более слабел, ничего не ел, часто впадал в забытье.
     Настоятель монастыря, преподобный Исаакий, в 1921 году предложил Старцу принять схиму. Во время пострига преподобный Анатолий был так слаб, что не мог сам держать свечу и схимнические обеты произносил едва слышным голосом. Казалось, надежды на выздоровление нет. Но после принятия схимы, по милости Божией, ему сделалось лучше, он стал есть и понемногу подниматься с постели. Во время болезни Батюшка просил прочитать ему одну книжку, где описывалось, как на море тонул корабль и каждый спасался, как мог: кто садился в лодку, кто на доску, кто просто уплывал, только капитан парохода стоял у руля и молился; никуда не уходил, стоял и молился до конца, и перед ним разверзлись Небеса — он увидел Спасителя...
     Это было прикровенным указанием на смысл подвига последних Оптинских старцев.
     Едва Преподобный немного окреп, как вновь стал принимать народ. Православные люди шли к Батюшке, как к печальнику и утешителю, за духовным укреплением, с вопросами о том, что делать, чему следовать в это смутное время. В одном из последних наставлений на вопрос, как жить, Старец сказал: „Живи просто, по совести, помни всегда, что Господь видит, а на остальное не обращай внимания".
     Преподобный Анатолий не оставил страждущий народ без духовного оружия в брани против торжествовавшего безбожия, составив особую молитву против антихриста: „Избави мя, Господи, от обольщения богомерзкаго и злато антихриста, близ грядущаго, и укрой меня от сетей его в сокровенной пустыне Твоего спасения. Даждь ми, Господи, крепость и мужество твердаго исповедания Имени Твоего Святаго, да не отступлю страха ради диавольскаго, да не отрекусь от Тебя, Спасителя и Искупителя моего, от Святой Твоей Церкви. Но даждь ми, Господи, день и ночь плач и слезы о грехах моих и пощади мя, Господи, в час Страшнаго Суда Твоего. Аминь".
     Преподобный предвидел и то время, когда старцы будут сохраняться прикровенно, и дал совет для тех времен, когда не у кого будет спросить, как поступать: „Если некого спросить, далеко от Старца, можно после усердной молитвы открыть Святое Евангелие или Псалтирь".
     Началось новое гонение на братию, насельников монастыря арестовывали и высылали. Более всего новую власть не устраивало пророческое служение старцев, которые в своих наставлениях укрепляли народ стоять в Православии, с терпением нести попущенные Богом скорби. Монастырь был объявлен „рассадником контрреволюционной пропаганды".
     В монастырь 29 июля 1922 года приехала чрезвычайная комиссия. Старца Анатолия долго допрашивали и хотели увезти. Батюшка сохранял мирное расположение духа и смиренно попросил отсрочить арест на один день, чтобы ему можно было приготовиться „в путь". Чекисты согласились, пригрозив келейнику, чтобы назавтра Старец был обязательно готов к отъезду. После этого Преподобный уединился у себя в келлии. К утру Старец сильно ослабел. Келейник, отец Евстигней поспешил к казначею и фельдшеру отцу Пантелеимону. Когда он возвратился, Батюшка неподвижно сидел в кресле со склоненной набок головой: Старец в молитве предал свою душу Богу. Преподобный скончался 30 июля 1922 года в 5 часов 40 минут утра.
     На другой день утром приехала комиссия. Спросили келейника: „Старец готов?" — „Да, — ответил он, — готов" и открыл перед посетителями дверь келлии, посреди которой уже стоял гроб с телом почившего Старца. Так Господь чудно призвал к Себе Своего верного раба, исполнившего все Его повеления и заповеди, сподобив Своего угодника в последнюю ночь молитвенно приготовиться „в путь всея земли" и не попустив надругаться над Своим избранным сосудом.
     Отпевание совершалось в Казанском соборе. В храме непрерывно служились панихиды, ночью духовные чада читали над гробом почившего Псалтирь. Когда копали могилу, случайно задели гроб преподобного старца Макария3. Тело великого Старца почивало нетленным.
     Это чудесное знамение стало утешением для братии накануне закрытия Оптиной и как бы залогом будущего ее открытия и прославления преподобных Оптинских старцев.
     Старец Анатолий сподобился быть погребенным возле преподобного Амвросия. По свидетельству очевидцев, могила преподобного старца Анатолия после погребения в течение нескольких дней благоухала неизреченными ароматами.
     По своей святой кончине преподобный отец наш Анатолий не оставлял своих духовных чад, вознося о них молитвы пред Престолом Божиим, ибо тайна старческого окормления простирается далеко за пределы земной жизни. Об этом свидетельствовал старец Нектарий, говоря духовной дочери старца Анатолия: „Ведь отец Анатолий тебя видит. Вот и теперь мы с тобою говорим, а он на тебя смотрит и радуется".
     Святость Своего избранника Господь засвидетельствовал чудесами и благодатными знамениями. По прошествии девяти месяцев после блаженной кончины в конце Великого поста Преподобный явился в сонном видении своей духовной дочери монахине Амвросии в облаке Славы Божией: „Я увидела во сне батюшку Анатолия так ясно, в схимнической скуфье, в которой он снят на последней карточке, недалеко от меня на высоте роста человека: весь в облаках, только верхняя часть туловища видна, благословляющая рука его поднята, он благословляет, слышу голос: „Как же не благословить тебя, когда ты столько ожидала...".
     И в наше многотрудное время еще раз вспомним слова богомудрого Старца: „Положись на волю Господню, и Господь не посрамит тебя. Положись не словами, а делами. Пред кончиной своей будешь благодарить Бога не за радости и счастье, а за горе и страдания, и чем больше их было в твоей жизни, тем легче будешь умирать, тем легче будет возноситься душа твоя к Богу".
     Так готовил к мужественному терпению, испытаниям и скорбям преподобный Анатолий чад своих, так учил он их и жизнью своей, и блаженной кончиной.
     И ныне, получив упокоение от трудов и скорбей, предстоит преподобный отец наш Анатолий с сонмом святых пред Престолом Божиим, своими молитвами умоляя Господа о ниспослании нам, грешным, прощения грехов и богатые милости.

Молитва преподобному и богоносному Анатолию Младшему, старцу Оптинскому
      О, пречестная главо и Утешителя богоприятное селение, богомудре отче наш Анатолие. Ты Господеви поработал еси со страхом и заповеди Его исполнил еси неленостно. Сего ради дарованьми различными исполни твою душу Христос, наипаче же излия на тя дар Божественнаго утешения. Имже многия люди обременныя горем, страданьми и бедами, яко отец милосердый утешил и ободрил еси, и многия души в годину гонений на Церковь Русскую спасл еси от искушений и заблуждений. Темже ведуще тя и по смерти жива, и мы обуреваемии многоразличными бедами и скорбями еще же и страстями, к тебе припадаем и милостивно просим: посети стадо твое еже умножи Христос твоими молитвами и сущим в тебе дарованием утешения, устави бурю негодования Божия яже грехов ради наших на ны движимую, утеши озлобленныя люди, даждь ослабу изнемогшим от искушений злохитроснаго змия и от непомерных соблазнов спаси нас погибающих.
      4 Наипаче же моли Господа Вседержителя да избавит нас от обольщения богомерзкаго и злаго антихриста близгрядущаго, и укрыет нас от сетей его в сокровенной пустыни своего спасения. Да подаст нам крепость и мужество твердаго исповедания имене Его святаго, да не отступим страха ради диавольскаго и не отречемся от Спасителя и Искупителя нашего и от святыя Его Церкве. Но да подаст нам день и нощь плач и слезы о гресех наших еже помиловатися нам на Страшнем Суде Его, по твоим богоугодным отче молитвам. Аминь.

Тропарь Собору преподобных отцев и старцев, в Оптиной Пустыни просиявших
Тропарь глас 6:
      Православныя веры светильницы, монашества непоколебимии столпи, земли Российския утешителие, преподобнии старцы Оптинстии, любовь Христову стяжавшии и души своя за чада полагавшии, молитеся ко Господу, да утвердит земное Отечество ваше в Православии и благочестии и спасет души наша.

Кондак глас 4:
      Воистину дивен Бог во святых Своих, Пустынь Оптину якоже вертоград старчества явивый, идеже богопросвещеннии отцы, тайная сердца человеческаго ведуще, народа Божия печальницы доблии явишася: сии бо на путь покаяния грехом отягощенныя наставиша, в вере колеблющияся светом Христова учения просветиша и Божией премудрости научиша, страждущим и немощным спострадаша и исцеления дароваша, ныне же, во славе Божией пребывающе, молятся непрестанно о душах наших.

Величание
      Ублажаем тя, преподобне отче наш Анатолие, и чтим святую память твою, наставниче монахов и собеседниче ангелов.

     Прим.
  • 1 День памяти Амвросия Оптинского 27 июня/10 июля и 10/23 октября.^
  • 2 Адриан Рымаренко, впоследствии архиепископ Андрей.^
  • 3 Преподобный Макарий, старец Оптинский ум. 7/20 сентября 1860 г.^
  • 4 Отселе идет перефраз молитвы, которую составил сам преподобный старец Анатолий.^


  • Оптинский патерик


    Православный календарь

    Август 2017
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    31 1 2 3 4 5 6
    7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20
    21 22 23 24 25 26 27
    28 29 30 31 1 2 3

    События календаря

    Нет событий

    Обсуждение на форуме


    Статистика:Каталоги:Рекомендуем:
    Яндекс.Метрика
    Яндекс цитирования HD TRACKER - фильмы DVD, кино, HDTV, Blu-Ray, HD DVD, скачать, torrent, торрент
    Все материалы публикуются исключительно с разрешения правообладателей. ©   | Поддержка сайта - Дизайн студия КДК-Лабс 2005-2011 гг.