Вход

Изображения в галерее

827_22.jpg
827_91.jpg
P9111082_0.jpg

Главная

Святитель Иоанн (Максимович), митрополит Тобольский и всея Сибири*


Святитель Иоанн, митрополит Тобольский. Третья четверть XIX в. 58,8х44,3х2,1 см.

     Святитель Иоанн Максимович родился в декабре месяце 1651 года, в городе Нежине... Отец его и предки — уроженцы города Умани... Отец святителя был Максим Васильковский, по прозванию Печерский, по месту своего жительства... Приняв на себя от Лавры в аренду принадлежавшее ей местечко Печерское, он строил плотины и мельницы на Трубеже, Вете и других монастырских реках, из половинного дохода. Служил и обществу: был сборщиком пошлин с иноземных товаров, склад которых был тогда в местечке Печерском. Занимался и строением церквей... Иоанн Максимович был сын означенного Максима и жены его Евфросинии...
     Будущий святитель Иоанн Максимович образование свое получил в Киевской Академии и в ней же был учителем латинского языка с 1668 по 1676 г. Будучи учеником Академии, он показывал особенные успехи в латинском языке, науках словесных и богословии. Затем Максимович изъявил желание посвятить себя иноческой жизни, и в Киево-Печерской Лавре, с именем Иоанна же, принял пострижение от архимандрита Иннокентия Гизеля, а администратор Киевской митрополии, Черниговский архиепископ Лазарь Баранович1, рукоположил его в иеродиакона и в иеромонаха. Затем молодой иеромонах Иоанн получил звание проповедника и вскоре избран был экономом Лавры... В 1677 году иеромонах Иоанн Максимович, 24-летний инок, был избран в посланники к Московскому царю Феодору Алексеевичу молить его о помощи инокам, в случае нападения турок на город Киев, и дать другой монастырь, где бы они могли укрыться. Известно, что в это время Турция задумала поработить себе Малороссию и уже овладела городом Чигирином. Миссия Максимовича увенчалась полным успехом. Царь, отправив на защиту Лавры сильное войско, предоставил лаврским инокам Свенский монастырь... А иеромонаху Иоанну Максимовичу повелел быть управляющим этого монастыря, в звании наместника...2
     Черниговский архиепископ Феодосий Углицкий3, чувствуя близкую себе кончину и предуготовляя достойного себе преемника, по совету с властями, в половине 1695 года вызвал к себе Максимовича, известного ему с хорошей стороны еще в Киеве, и посвятил его в архимандрита Черниговского Елецкого монастыря... 5-го февраля 1696 года архиепископ Черниговский Феодосий Углицкий скончался... 24-го ноября 1696 года в архиерейских покоях собралась Малороссийская рада (избирательное собрание) для избрания преемника... Единогласно был избран на Черниговскую кафедру архимандрит Елецкого монастыря Иоанн Максимович... 10-го января 1697 года, архимандрит Иоанн Максимович, 44-х лет, хиротонисан в Москве Патриархом Адрианом в архиепископа Черниговской паствы...
     Архиепископ Иоанн Максимович на Черниговской кафедре оказался вполне достойным преемником блаженного Феодосия Углицкого. Просвещая вверенную ему паству своими многообразными сочинениями, он вместе с тем, для большего упрочения этого дела, основал в Чернигове Коллегиум, послуживший прототипом для духовных семинарий. Основанный в 1700 году Максимовичем Коллегиум назывался тогда, в честь своего основателя, «Коллегиею Архиепископо-Максимовичевскою Черниговскою», или «Олимпом Черниговским»... Немного было сотрудников у архиепископа Максимовича в деле устройства Черниговского Коллегиума, но их личные качества, их способности и усердие к вверенной им службе достаточно восполнили их малочисленность. Святитель Максимович, подобно знаменитым своим предшественникам, Барановичу и Углицкому, обладал большим тактом и уменьем в деле избрания нужных ему людей...
     В Коллегиуме Черниговском получали образование не только дети духовенства, но и дети дворян, казаков и мещан... Архиепископ Иоанн Максимович заботился и о кафедральной обители своей и старался привести ее в лучший вид и приличие, для чего скупал соседние постройки, перестраивал и воздвигал новые... Святитель Иоанн был вообще примерным архипастырем для черниговской паствы... «Многие предражайшие добродетелей своих таланты нам в подражание, яко отец чадам, яко пастырь овцам, яко владыка рабам своим, остави ваша архипастырская святыня, глаголя к нам словесы Христовы: “Образ дах вам, да яко же Аз сотворих, и вы творите”»4 — так писали впоследствии черниговцы митрополиту Иоанну в Тобольск...
     Во время тяжкой и продолжительной болезни архипастырь молитвенно обратился к усопшему предместнику своему, блаженному Феодосию Углицкому, который, явившись, объявил ему Божию милость: «Не скорби, брат! Господь услышал молитвы твои, и ты будешь здрав. Вставай с одра и готовься служить Божественную Литургию — это тебе знамение!» Больной, очнувшись, приказал чрез своего келейника сказать наместнику, что он будет литургисать. Болезнь святителя настолько была опасна, что слышавшие приказание это не верили и думали, что архипастырь бредит, но оказалось, что он действительно настолько здоров, что может совершить Божественную Литургию. Такое чудесное явление и исцеление Иоанна Максимовича от тяжкой болезни и послужило тогда к тому, что он открыл вход в погребальную пещеру блаженного святителя Феодосия Углицкого...5
     Святитель Иоанн Максимович — замечательно неутомимый труженик и на литературном поприще. «Только едино у него было увеселение — писать душеполезные сочинения» — говорит летописец сибирский. Дошло до нас несколько сочинений его переводных и самостоятельных...
     1. «Алфавит собранный, рифмами сложенный от святых писаний, из древних речений, на пользу всем чтущим, в правой вере сущим. Прежде от языка римска, а ныне слогом словенска. Прочиих напечатася, во спасение собрася» — таково полное заглавие «Алфавита». Книга издана и печатана в Чернигове 1705 года. Эта книга, не исключая заглавия, предисловия, посвящения и даже послесловия, написана рифмами. По счету г. Строева, в «Алфавите» 10.322 стиха. Заглавие «Алфавита» показывает, что он переведен с латинского языка архиепископом Черниговским Иоанном Максимовичем и содержит в себе некоторые краткие жития святых, расположенные алфавитным порядком. «Алфавит» посвящен императору Петру 1-му6.
     2. «Богородице Дево». Эта огромная книга написана силлабическими стихами, и по счету любителя счета г. Строева в ней 24.260 стихов. Печатана в Чернигове 1707 года. По содержанию своему эта книга представляет толкование на ангельское приветствие Богородице и, кроме стихотворений на каждое слово молитвы, описаны в ней, по исследованиям Пекарского («Наука и литература в России при Петре Великом» т. II), и многие из чудес Богоматери, собранные из разных авторов, указываемых в начале рассказа7.
     3. «Псалом пятидесятый, с Писания взятый, все усердно чтете, а о мне молете. Иоанн желает, молитвы от вас чает. В друкарне Печерской, в Лавре Киевской, року 1707». Это толкование 50 псалма...8
     4. «Феатрон, или Позор нравоучительный, царем, князем, владыкам и всем спасительный...». Печатан в Чернигове 1708 года и имел несколько изданий... «Феатрон» состоит из наставлений, советов и поучений начальникам и вообще имеющим власть...9
     5. «Царский путь Креста»... Печатан в Чернигове 1709 года... В книге много и стихотворной речи. В 1880 году «Царский путь Креста Господня» переведен на русский язык и издан Козельской Введенской Оптиной пустыней... Первое его издание 1709 года, по назидательности его, распространено было во множестве экземпляров по всей России, но впоследствии полуславянский и полумалороссийский текст его сделался для многих непонятным, а потому в 30 и 40 годах XIX столетия сделано было несколько переводов, но все они не были одобрены к печати; потому, главным образом, что в них, соответственно с латинским подлинником изображен был беседующим со Ставрофилою (крестолюбицею) сам Иисус Христос. В новейшем же издании со Ставрофилою беседует о Кресте и руководит ею ангел, посланный от Господа. По содержанию своему «Царский путь Креста» состоит из нравоучений и наставлений относительно того, как должно в сей жизни нести Крест Христов...10
     6. «Осм блаженств евангельских». Изъяснение этих блаженств. Печатано в Чернигове 1709 года... Написана стихами, сосчитанными г. Строевым, в количестве 5.964...
     7. «Богомыслие в пользу правоверных». Печатана в Чернигове 1710 года. Сочинение это, Максимовичем переведенное с латинского языка, посвящено Стефану Яворскому — местоблюстителю патриаршего престола, митрополиту Рязанскому...11
     8. «Илиотропион, или Сообразование человеческой воли с Божественною. Сочинение Иоанна Максимовича, митрополита Тобольского и всея Сибири з латинска по словенску переложенный, печатан в Чернигове 1714 года». Пресвитер ордена иезуитов Иеремия Дрекселий еще в 1627 году в Мюнхене издал свое сочинение «Heliotropium seu conformatio humanae voluntatis cum divina». В 1630 году это сочинение переведено было на польский язык, а с польского на русский язык в Москве иеродиаконом Феофаном, под заглавием «Дрекселия Солник, или Уравнение воли человеческия с волею Божиею». Что же касается до «Илиотропиона» митрополита Иоанна Максимовича, изд. 1714 года, то он сделан с латинского подлинника Дрекселия и без всяких перемен... «Илиотропион» — обширный богословский трактат о Божественном мироуправлении...12
     9. «Молитва “Отче наш”». Изд. 1709 г. ...При тщательном изучении сочинений митрополита Иоанна Максимовича, какие конечно имеются под руками, оказывается, что между ними есть такие, которые обнаруживают в авторе многостороннюю ученость... Все литературные труды приснопамятного святителя проникнуты глубочайшим благочестием и преисполнены назидательными мыслями...13
     Когда, с отречением митрополита Филофея Лещинского14 от управления Тобольскою епархиею, потребовался для просвещения отдаленного Сибирского края святитель не только благочестивый, но и ученый, то выбор пал на Черниговского архиепископа Иоанна Максимовича, с возведением в звание митрополита Тобольского и всея Сибири... Весной, или в начале лета 1711 года архиепископ Черниговский Иоанн Максимович был уже в Москве, где местоблюстителем патриаршего престола Рязанским митрополитом Стефаном Яворским и был посвящен в митрополита Тобольского и Сибирского... В то же время, в Москве, новый митрополит Сибири виделся со своим викарием, Иркутским епископом Варлаамом Коссовским15, посвященным в епископа Иркутского для помощи митрополиту Тобольскому, по представлению предместника Иоаннова по Сибирской кафедре, митрополита Филофея Лещинского, который, прослужив там только два года, самовольно оставил свою паству и выехал в Москву. Местоблюститель патриаршего престола, митрополит Стефан Яворский, и хотел отправить епископа Варлаама Коссовского с новым митрополитом к месту своего служения, но тот упорно отказался. При этом Сибирский митрополит желал, чтобы епископ Варлаам Коссовский, в качестве викария, жил с ним в Тобольске, но он, как сказано выше, от всего этого отказался...
     1711 года 14 августа, в 5-ть часов пополудни, Преосвященный Иоанн приплыл в Тобольск16 на двух дощаниках и пристал к берегу против Знаменского монастыря. По исследованиям протоиерея А. Сулоцкого, в старину архиереи Тобольские в летнюю пору ехали из России сухим путем только до Верхотурья, а из Верхотурья до Тобольска плыли на судах по рекам Туре и Тоболу. Тобольский архиерейский дом в Верхотурье и Тюмени имел свои дощаники для сплава хлеба из архиерейских вотчин в Тобольск. Для Преосвященного Иоанна потребовалось два дощаника потому, что в старину архиереи ехали в Сибирь с хором певчих, которые и высылались в Москву ко времени посвящения епископа, с архиерейскою ризницею, с духовенством для просвещения Сибири, недостаток которого был очень чувствителен, с прислугою, с запасами провизии, сукон... По распоряжению Тобольского воеводы Бибикова, полковник казачий Нефедьев и казачьи головы Аршинский и Мурашинский со своими командами выстроились от ворот Знаменского монастыря до митрополичьего дощаника, а воевода с товарищами, дворянами, боярскими детьми и старшинами представлялся Его Преосвященству на дощанике. Архипастырь, приняв поздравление, сошел с судна и, в Знаменском монастыре отслужив краткое молебствие, возвратился на судно, где и ночевал.
     15-го августа, утром, соборное и градское духовенство со св. иконами и хоругвями пришло в Знаменский монастырь, где архипастырь, облачившись, с крестным ходом, в сопровождении представителей города, отправился в собор, причем казачьи полки стояли на взвозе по обе стороны и на горе на площади до самого собора. На площади, пред собором, при многочисленном стечении народа, Его Преосвященству благоугодно было отслужить молебен с водосвятием, а затем в соборе — Божественную Литургию, по совершении которой прибыл в архиерейский дом...
     Географическое положение Тобольской епархии начала 18 столетия было чрезвычайно обширное: с юга — от Бухтармы и Кяхты до Обдорска и Колымы, с запада — от Уральских гор до Камчатки. Умственное и религиозно-нравственное состояние сибирской паствы было крайне печальное; образованного духовенства не было, а между тем идолопоклонство царило по всей Сибири и во всей своей силе; да кроме того Сибирь наводняли искатели скорой и легкой наживы, люди и с легким поведением... Вот куда и пред какие труднопреодолимые преграды поставлен был новый митрополит Иоанн Максимович!
     Викарий, Иркутский епископ Варлаам Коссовский, как сказано выше, не поехал в Сибирь, и митрополит остался один, без викария. В силу необходимости, Преосвященному митрополиту Иоанну Максимовичу, к крайнему прискорбию, приходилось только числиться, считаться митрополитом всея Сибири, так что с августа 1711-го по май 1714 года нет положительно никаких проявлений деятельности архипастыря в далекой Сибири. Только с тех пор, как епископ Варлаам отчислен был окончательно от Сибирской кафедры и определен на самостоятельную кафедру в Тверь, и последовало высочайшее повеление императора Петра I-го Тобольскому митрополиту Иоанну Максимовичу «Иркутскую десятину... ведать во всяком духовном правлении, по-прежнему, как и прежде бывшие Сибирские архиереи в правлении имели».
     По получении означенного выше высочайшего повеления, 10-го мая 1714 года, митрополит Иоанн Максимович издал ряд замечательных мероприятий, направленных к благу отдаленной Восточно-Сибирской паствы. Мы разумеем исторический документ — наказную грамоту митрополита Тобольского и Сибирского архимандриту Мисаилу, отысканную в архиве Селенгинского монастыря забайкальским миссионером, иеромонахом Мелетием. Архимандрит Селенгинского Троицкого монастыря Мисаил, к которому и писана эта грамота, по своему времени, был образованный, а потому Преосвященный митрополит, тотчас по получении высочайшего повеления, переместив его из Селенгинского монастыря в Иркутский Вознесенский, дал ему чрезвычайные полномочия, выраженные в грамоте, текст которой буквально здесь и воспроизводится: «Божиею милостию, великий господин Преосвященный Иоанн, митрополит Тобольский и всея Сибири, Селенгинскаго Троицкаго монастыря архимандриту Мисаилу. По указу благочестивейшаго великаго государя нашего царя и великаго князя Петра Алексеевича, всея Великия и Малыя и Белыя России самодержца, каков прислан к нашему архиерейству с Москвы от губернатора Сибири князя Матфия Петровича Гагарина в нынешнем (1714) году, велено Иркуцкую десятину нам, великому господину, ведати во всяком духовном правлении, по-прежнему, как и прежде бывшии Сибирскии архиереи в правлении имели. И по получении того указу, тогож (1714) году мая (в 10) день, мы, великий господин, указали тебе, архимандриту Мисаилу, в Иркуцку в Вознесенском монастыре быть на архимандрии, и монастырь, и братию, и отчины, и монастырских крестьян, и их детей, и племянников, и внучат, ведати судом и расправою, и в Иркуцку ж, и в Нерчинску, и в Удинску городех, и во всей Иркуцкой десятине ведати церковными догматы, и подлежащие церковному суду всякие дела, и протопопов, и попов, и диаконов с причетники, и монахов. И как тебе ея наша великаго господина грамота подана будет, и тебе б ехати во град Иркуцк в Вознесенской монастырь, а приехав, о приеме того монастыря и о ведении во всей Иркуцкой десятине церковных догматов, и протопопов, и попов, и диаконов, и монахов, и причетников церковных, управление иметь... Во всяких делех против челобитья духовнаго и мирскаго чина людей, разсуждения иметь и по вине наказывати, кто чего достоин, по разсмотрению... Для вспоможения и рассылки к нашим архиерейским делам, выбрать из попов в старосты поповские человека добраго... А которых дел тебе, архимандриту, вершити не возможно, писати о том к нам, великому господину с ездоками...». Такими же уполномочиями облечен был и иеромонах Феофан, привезенный из Малороссии и произведенный в архимандрита Якутского Спасского монастыря для управления духовными делами по верховьям реки Лены и так далее на восток по прибережьям океана до Анадыри и Камчатки.
     Таким же управителем отдаленного Енисейского края хотел назначить митрополит Иоанн Максимович архимандрита Иллариона Лежайского, но назначение это не состоялось, по новому назначению архимандрита Иллариона в Пекинскую православную миссию, открытие которой выпало на долю митрополита Иоанна Максимовича.
     Как известно, русские узнали Китай с самого покорения Сибири. Казаки-завоеватели, покоряя туземные племена, а с ними и отважные торговцы дошли до реки Амура и занялись меною товаров сперва с монголами, а потом с китайцами... Русские люди, видя выгодную торговлю с китайцами, стремились туда и выстроили даже пограничные города Нерчинск и Албазин. Китайский хан, узнав об этом, послал свое войско и разорил Албазин, немало убив при этом русских, а 100 человек, во главе со священником Максимом Леонтьевым, отведены были в плен и поселены в 5-ти верстах от Пекина, в особой слободе, под названием «Русской сотни». Хотя в 1689 году августа 27-го и заключен был в Нерчинске мирный торговый договор, но албазинские пленники, переженившись на китаянках, остались в Пекине. По повелению китайского хана, одно из языческих капищ обращено было в молитвенный дом для русских пленных, и в 1695 году, по благословению Сибирского митрополита Игнатия Корсакова, обращен в христианскую церковь, во имя Св. Софии, и таким образом положено основание Православной Церкви и Китае. Но, к сожалению, албазинцы, вступившие в брак с язычницами, начали, в угождение женам, кланяться идолам и забывать православную веру. Тем более, что священник Максим Леонтьев скончался, и они остались без пастыря и спасительных таинств Церкви.
     После строгой обличительной грамоты, посланной к ним в 1711 году от Сибирского митрополита Феодора, албазинцы вразумились и просили китайское правительство выхлопотать им православного священника. Китайский богдыхан Канси повелел своему посланному Тулишику, проездом чрез Тобольск, объявить Сибирскому губернатору князю Гагарину, что он желает иметь в Пекине русское духовенство. Гагарин донес об этом государю, и Петр I-й повелел Сибирскому митрополиту Иоанну Максимовичу отправить в Пекин духовную миссию. Миссия эта образована была из следующих лиц: во главе архимандрит Илларион Лежайский, прибывший с Преосвященным из Чернигова и состоявший экономом тобольского архиерейского дома; иеромонах Лаврентий, иеродиакон Филимон, три дьячка и четыре служителя. Миссия, напутствуемая благословениями архипастыря, 16-го января 1715 года выехала из Тобольска и с границы китайской до самого Пекина ехала вместе с китайским посланным и прибыла в Пекин 20 апреля 1716 года. Император Канси принял миссию весьма благосклонно, пожаловав архимандриту на покупку домов 800 лан серебра (лан — 8,3/4 золотника) и 600 лан на служителей, по 600 лан иеромонаху с иеродиаконом и церковникам по 300 лан. Жалованье в месяц — поровну всем: архимандриту, иеромонаху и иеродиакону по 4 ланы и 5-й чин, и церковникам по 1 лане и 5-й чин, сверх того пшена по 2,1/2 четвертака; на одежду архимандриту 40 лан, иеромонаху и иеродиакону по 30, и церковникам по 20 лан...17
     Устрояя дела Церкви на далеких окраинах Сибири и даже в Китайской империи, приснопамятный святитель не менее того заботился и о инородцах Западной Сибири, просвещая их светом Евангелия. В 1712 году митрополит Иоанн Максимович и губернатор Гагарин упросили митрополита-схимника Феодора, жившего на покое в Тюменском монастыре, принять на себя апостольские подвиги по просвещению христианством инородцев по рекам Иртышу, Конде и Оби. При помощи Божией и при содействиях митрополита Иоанна и губернатора Гагарина, миссия эта имела, как известно, блестящие успехи. Преосвященный Иоанн и сам от себя отправлял в Кошукские юрты, ныне село Кошуки Туринского округа, священника, который, при содействии тамошнего князька, когда-то обласканного и щедро одаренного в Тобольске митрополитом Иоанном Максимовичем, окрестил инородцев тех юрт...
     Преосвященный митрополит Иоанн Максимович и в Тобольске, как и в Чернигове, деятельно занимался и следил за обучением юношества; славяно-латинская школа, основанная в Тобольске в 1703 году митрополитом Филофеем Лещинским, была любимым и постоянным предметом попечений архипастыря. Он старался иметь в ней опытных наставников из привезенных им из Киева и Чернигова. Предметами обучения были: чтение, чистописание, катехизис, или собрание науки об артикулах веры, славянская грамматика, латинский язык, церковный устав, нотное пение киевского напева и, наконец, обучение иконописанию. На содержание подобных школ содержания от казны не полагалось, а потому славяно-латинская школа содержалась частью на доходы от монастырей и частью на собственные средства Преосвященного митрополита Иоанна Максимовича.
     По отношению к духовенству епархии Преосвященный митрополит Иоанн Максимович был добрым и любвеобильным отцом. Он внушал ему неленостно проходить свое пастырское служение, быть учительным и назидательным как словом, так и жизнью своею, постоянно сам руководя пасомых на пути к вечному спасению... По отношению к пасомым многочтимый митрополит Иоанн Максимович служил живым примером христианских добродетелей. По исследованиям биографов, митрополит Иоанн Максимович был «усердный ревнитель и трудолюбивый желатель благочестия» (Новицкого «Описание Остяцкого народа»), «тих, смирен, благорассудлив, о бедных сострадателен и милостив» («Сибирский летописец»). Затем местное предание, записанное Н. Абрамовым (Журнал Министерства народного просвещения 1850 года, № 10), гласит, что митрополит Иоанн, в бытность свою в Тобольске, любил делать подаяния тайно; иногда чрез доверенных лиц, а иногда и сам непосредственно, но переодевшись в простое платье, посещал не только все бывшие богадельни, которых тогда было более 20-ти, и домы известных ему бедняков, особенно сирот, оставшихся без приюта и призрения. Подобно святителю и чудотворцу Николаю, архипастырь, подходя к окну и оставляя деньги, постучавши, говорил: «Приимите во имя Иисуса Христа». Затем благодетель удалялся, не узнаваемый во тьме ночи.
     Особенно он заботился о вдовах и сиротах духовного звания, живших не только в Тобольске, но в разных местах епархии своей. На этот предмет он посылал деньги к доверенным лицам и поручал благотворить, без означения своего имени. Любвеобильное сердце митрополита Иоанна сильнее стремилось туда, где было более бедности и скорбей. По голосу Евангелия и христианской любви своей, он посещал тюрьмы, которых также немало в Тобольске, и с милостынею приносил туда обильное утешение. Бывать же у кого-либо в гостях он не любил и, по словам «Сибирского летописца», только один раз, и то по усиленной просьбе, он был на обеде у знаменитого тогда губернатора князя Гагарина... В праздники после Литургии губернатор, духовенство, чиновники и некоторые из граждан собирались у архипастыря и при скромном, но радушном угощении находили также обильную духовную трапезу. Митрополит, имея светлый и глубокий ум, владел даром умилительно действовать на сердца слушателей (Абрамов, «Странник» 1863 года). Митрополит Иоанн никогда не был празден, но или читал, или писал, или размышлял, или учил. И плодом такой неутомимой деятельности и созерцательной жизни были его обширнейшие и глубокомысленные творения. Но самым главным его занятием были молитвы. В запертой келии, повергаясь на колени, он изливал свои пламенные молитвы и за себя, и свою паству.
     Кратковременно было служение архипастыря Иоанна Максимовича на Сибирской митрополии. Приехавши в Тобольск 60-летним старцем, он только три года, девять месяцев, три недели и пять дней назидал тобольскую паству своими учениями и благочестивою жизнью. 1715 год был годом отшествия его в дальний, лучший, светлый мир. 3-го июня святитель Иоанн послал митрополиту-схимнику Феодору благословенную грамоту на освящение в Тюменском монастыре каменного храма во имя Св. Троицы, а сам занялся внутренним храмом души своей. Предчувствуя свое отхождение из мира сего, святитель Иоанн начал приготовляться к этому: говел, исповедывал свои согрешения пред духовником; 10-го июня, в день священномученика Тимофея, епископа Прусского, совершил последнюю Литургию и приобщился Святых Тайн — Тела и Крови Господа нашего Иисуса Христа. В покоях своих в этот приснопамятный день архипастырь устроил трапезу для градского духовенства и нищих, последним и прислуживал сам; после трапезы простился с духовенством и удалился во внутренние свои покои, где и заперся.
     Все биографы жизни и кончины митрополита Иоанна Максимовича так описывают кончину его. 10-го июня 1715 года наступило время к вечернему богослужению, и очередной, кому следовало по тогдашнему обыкновению, пришел к Преосвященному просить благословения через дверь, но ответа не было. Собралось градское духовенство, пригласили губернатора князя Гагарина, но на неоднократный стук в двери келии не могли получить ответа, а потому губернатор Гагарин приказал выломать дверь и вошел с духовенством в келию. Необычайное зрелище представилось им: архипастырь стоял на коленях, в молитвенной позе, но уже был мертв.
     В последнее время нам удалось разыскать грамоту митрополита Феодора о поминовении за упокой митрополита Иоанна Максимовича, из которой открывается, что блаженная кончина последовала во время благовеста не к вечерне, а к утрене, в пятом часу ночи. Вот дословный текст этого любопытного исторического документа (грамота архиерея схимонаха Феодора — Филофея Лещинского — во вторичное управление Сибирскою митрополиею, «Древние церковные грамоты Восточно-Сибирского края... собранные арх. Мелетием»): «От Преосвященнаго архиерея схимонаха Феодора в Иркуцк в Вознесенский монастырь честному отцу архимандриту Мисаилу с братиею. Известно вам буди, изволением обладающаго живыми и мертвыми Господа нашего Иисуса Христа, в нынешнем 715 году июня против 10-го числа, пятаго часа ночи, во время благовеста до утрени, Преосвященный Иоанн, митрополит Сибирский, преселися в вышния обители, твою честность со всею о Христе братиею просит о молитве и желает вам долгаго и добраго здравия. Позволь твоя честность о сем известие и о поминовении прошение ко всем священникам с причетники сущим в твоей десятине, и в Нерчинске, и во все Даурские остроги с уезды, послати, чтоб за любовь его архиерейской милости молити Бога. Писано в Тобольску лета 1715 июня в 20-й день...».
     Кончину приснопамятного митрополита Иоанна Максимовича провидел и апостол Сибири — митрополит Филофей, бывший в это время в Кондинском крае. 10 июня 1715 года он сказал окружавшим его сотрудникам: «Брат наш Иоанн успе, прейдем отсюда». И тотчас же возвратился в Тобольск. Местом погребения митрополит Иоанн, как постриженник Киево-Печерской Лавры, избрал придельный храм во имя преподобных Антония и Феодосия, Печерских чудотворцев, построенный в 1704 году митрополитом Филофеем Лещинским. Могила приготовлена у северной стены Успенского собора в алтаре.

     В 1741 году при митрополите Антонии II Нарожницком18 этот придел преподобных Антония и Феодосия Печерских по тесноте и ветхости потолка был разобран, а во имя преподобных Антония и Феодосия Печерских выстроен новый каменный собор. Таким образом, могила святителя осталась под открытым небом. Жителям Тобольска, благоговевшим к памяти святителя, крайне это было неприятно. К тому же стали ходить по городу слухи, что митрополит Иоанн являлся митрополитам Антонию и Сильвестру и со скорбию говорил об оставлении его могилы под открытым небом; жаловался, что над гробом его бегают псы; просил возобновить придел и этим успокоить его, в противном случае грозил наказанием. Митрополит Сильвестр в 1751-1753 годах, на собранные деньги, выстроил новый каменный придельный храм, освященный 13-го ноября 1753 года, но не во имя преподобных Антония и Феодосия Печерских, а св. Иоанна Златоустого — ангела митрополита Иоанна Максимовича, и могила святителя по-прежнему осталась во св. алтаре, с деревянным на ней надгробием. Через 36 лет после постройки придельного храма во имя преподобных Антония и Феодосия Печерских, по случаю так называемого Большого пожара в Тобольске, нужно было поновить этот придел. Исполнить это привелось Преосвященному архиепископу Варлааму I-му, который благоговел к памяти митрополита Иоанна, подражал его евангельской жизни и в том же приделе, у той же стены, рядом с ним, избрал себе место упокоения (ум. 21 декабря 1802 года)...

     В 1798 г. 10 июля из Барнаульского округа приехали в Тобольск две женщины из крестьянского сословия, но достаточные; одна пожилая, другая — дочь первой, девица лет 20, больная, изможденная. Пришедши в собор, они просили показать им место, где погребен митрополит Иоанн, и в приделе Иоанна Златоустого просили служить кряду 6 недель Литургии. Когда же соборяне начали расспрашивать о причине такой дальней поездки и особенного усердия к митрополиту Иоанну, мать рассказала следующее:
     «Эта больная дочь пять лет находилась в сумасшествии. В первые четыре года она бегала по лесам, билась, кричала, дралась, неистовствовала, сидела на цепи. Потом, по временам, стала приходить в себя, и вот в одну из таких минут, ни с того, ни с сего, просит меня ехать с ней молиться в Тобольск. “Для чего же это?” — говорю я ей. “Мне являлся какой-то архиерей. Он сказал, что я до тех пор не выздоровею, покуда не помолюсь в Тобольске на его гробе” — и тут рассказала, какой он и какая на нем одежда, ну почти точь в точь, как в нашей приходской церкви написан Спаситель над Царскими дверями. Я подумала, что это новый бред, тем более, что не только дочь, но и мы, старики, в своей стороне никогда не видывали архиереев. Так и оставила. Бедная дочь снова впала в сумасшествие и неистовство. Только вот, опять как-то очувствовавшись, говорит, что являвшийся прежде архиерей явился ей в другой раз и уже не советовал, а приказывал ехать в Тобольск на богомолье над его гробом. Я рассказала об этом старику-мужу, но, как и прежде, мы приняли слова дочери за бред, хотя нарочно ездили в свою приходскую церковь и видели, что одежда на архиереях, как описывала ее дочь — почти точь в точь, что на Спасителе над Царскими дверьми. С дочерью опять случилось то же: ужасны были ее мучения. Чрез несколько времени она в третий раз начала просить нас ехать в Тобольск. “Потому что, — говорила она, — архиерей теперь уже грозил мне наказанием за неисполнение его приказания”. Доколе мы мешкали, больная опять впала в неистовство. Наконец, собрались в дорогу. Дочь посадили в повозку и связали. Первые станции едва вдвоем с работником могли мы держать ее. Но чем далее ехали, тем она делалась тише и тише. Теперь она в разуме, только, как видите — в чем душа держится».
     Между слушавшими рассказ старушки в соборе находился и протоиерей кладбищенской церкви Василий Осипович Кузнецов, тогда лишь кончивший курс семинарского учения и еще исправлявший в то время должность соборного псаломщика. Литургии в приделе Иоанна Златоустого в течение шести недель были петы, те две женщины ходили и молились, наконец и уехали. Происшествие это, сначала составлявшее предмет разговоров, потом было забыто и, может, навсегда осталось бы в забвении, если бы не возобновил его в памяти следующий случай. Старший брат Василия Осиповича Кузнецова Иван (который, как и Вас. Ос., сам лично видел двух описанных выше женщин, так как по должности певчего стоял на клиросе) произведен был во священника и сделан присутствующим духовного правления в Барнауле. В 1806 году Василий Осипович поехал к нему в гости. Когда собрался он в обратный путь в Тобольск, брат изъявил желание проводить его верст 70, и, своротив с большой дороги в сторону, версты с две, завез его к своему прихожанину, усердному и зажиточному крестьянину. Что же оказалось? В семействе крестьянина находилась та больная, которую в 1798 году привозили в Тобольск. Только теперь она была в полном уме и наслаждалась цветущим здоровьем. Теперь она была уже замужем, имела детей, и вместе со своими родными благословляла Бога, прославляя притом и святителя Иоанна Максимовича...

     В 1808 г. в летнюю пору, часов в 12 или в 1 ночи, часовой на гауптвахте (которая в то время находилась подле ворот старых присутственных мест, следовательно близ собора и придела Иоанна Златоустого), увидел в соборе свет, и подумал, не горит ли там. По его указанию, товарищи подошли к самому собору и увидели то же, да сверх того услышали еще и пение. Дивясь этому безвременному пению и освещению в соборе, солдаты сообщили об этом ближайшему своему начальству... Офицер, взяв часть команды, пошел посмотреть караульного, что ходил подле соборной ризницы и малого входа в собор, и спросил его, не пропускал ли он кого в собор, и услышав, что нет, и что с его стороны замок у входа в собор совершенно цел, — поднялся с подкомандуемыми на соборные окна, и увидел не только освещение, но и архиерея в полном облачении и с сослужащими — как бы священнодействующим. Расставив по солдату или по два ко всем дверям собора, офицер тотчас дал знать о необыкновенном явлении в архиерейский дом. Эконом, казначей и другие, думая, что в соборе пожар, поспешили к соборно-му сторожу взять у него ключи. Но того, на беду, не было дома... Приказано было сбить замок. Народ, которого между тем сбежалось уже немало, ворвался вслед за должностными лицами, в собор. Но никто и ничего не видал и не слыхал. Только вбежавшие в собор первыми, уверяли после, что они застали северные двери, — именно те, которые ведут в алтарь придела Иоанна Златоустого и к месту погребения митрополита Иоанна, — растворенными, и оттуда обоняли благовонный запах, тогда как эти двери с вечера, на глазах ключаря, были заперты, да и тут оказались запертыми...19

     Около 1807 или 1808 года, при архиепископе Амвросии I Келенбете, на северной стене Успенского собора, над самою могилою митрополита Иоанна Максимовича, от фундамента до верху и далее по сводам образовалась трещина и, постепенно увеличиваясь, угрожала серьезною опасностью. В таком положении это дело находилось при архиепископах Амвросии I Келенбете и Амвросии II Рождественском-Вещезерове до 1826 года, когда на Тобольскую кафедру определен был архиепископ Евгений Казанцев, который горячо взялся за дело ремонта кафедрального Успенского собора. «Холодный собор дал по северной стене важную трещину, — писал, между прочим, 19 июня 1826 года архиепископ Евгений Аврааму, архиепископу Ярославскому, члену Святейшего Правительствующего Синода, бывшему в то время на череде служения в С.-Петербурге, — с самого низу до верху и далее по сводам в алтарь. Служение в междуархиерейство (Амвросий ум. 14 февраля 1825 года, а архиепископ Евгений прибыл в Тобольск в 1826 году) по требованию светской команды остановлено. Чтобы разрешить, должно прежде починить. Архитектор потребовал дозволить ему осмотреть основание фундамента... Но возник вопрос, с которой стороны копать: изнутри собора, или снаружи? Изнутри казалось опасно, так как в четырех только аршинах — столб, поддерживающий своды. Но с внешней стороны — особого рода затруднение. Тут — алтарь придела, а в алтаре у самой трещины — деревянное надгробие митрополита Иоанна Максимовича, которому здесь так велика вера...». Ввиду этого затруднения, архиепископ Евгений испросил разрешение Святейшего Правительствующего Синода переложить гроб митрополита Иоанна Максимовича в другое место придела. 5-го и 6-го сентября 1826 года совершено было трогательное и умилительное переложение в новый каменный склеп, устроенный в том же приделе и так же в алтаре, только на левой его стороне, около жертвенника. 3-го сентября Преосвященный Евгений призвал к себе о. ректора семинарии архимандрита Иоанникия, кафедрального протоиерея Петра Фелицына и ключаря протоиерея Петра Карпинского, и согласил их держать трехдневный пост до перенесения честных останков да три дня после того. 4-го числа выкопана была новая могила, выкладен в ней новый склеп и устроен новый же гроб. 5-го числа, в день воскресный, отслуживши Литургию и обождавши, пока разошелся народ, Преосвященный Евгений с помянутыми тремя лицами пришел в придел и, отслужив панихиду по митрополите Иоанне, приступил к делу. По вскрытии склепа, Преосвященный спустился в него, крышку кедрового гроба нашел сгнившею, но самый гроб целым, клобук и мантия также совершенно целы. Подложив потом, при чтении 50 псалма и пособии ключаря, под мантию и останки чистое полотно, и запевши «Святый Боже», взяли полотно за четыре конца и подняли их кверху в алтарь, и потом уже все четверо вместе положили в новый гроб, запечатали его, и по порядку, начиная с архиерея, стали читать Евангелие. 6-го числа архипастырь совершил в Златоустовском приделе раннюю Литургию, без особых церемоний и даже без певчих (пели священники), при градских священниках и четырех из граждан, секретно приглашенных вроде депутатов. По прочтении часов гроб был перенесен в новый склеп...

     В ноябре 1841 года приехали в Тобольск жена и дочь (девица лет 15 или 16) бывшего тогда Ишимского исправника г. Попова. Пригласив на квартиру к себе (у казачьего атамана Шубина) соборного ключаря, протоиерея Иакова Ивановича Ласточкина, они просили чрез него соборян служить в приделе Иоанна Златоустого сряду 12 обеден, и после каждой — панихиду по митр. Иоанне Максимовиче, присовокупляя, что девица во все это время будет говеть и наконец приобщится. Когда о. ключарь изъявил желание знать о побуждении к этому, госпожа исправница указала на свою дочь и та рассказала следующее:
     «Три года я была больна. Меня лечили, много истратили на это денег, но медицинские пособия не только не облегчали болезни, а напротив — как будто усиливали ее. Положение мое делалось со дня на день опаснее. Я впала в горячку и не могла уже вставать с постели. В это-то время, при самом легком сне, я увидела трех монахов: одного в белом клобуке и с посохом, а двух прочих, по сторонам его — в мантиях, в обыкновенной монашеской одежде. Тот, который был в белом клобуке, тронув меня посохом, сказал: “Полно тебе искать помощи у одних земных врачей, пора обратиться и к небесному — служи панихиды по Иоанне митрополите”. После сего все трое стали невидимы, и я проснулась. Думаю о сне, и чувствую: мне гораздо легче, я могу действовать руками, нет боли в голове. Кличу маменьку и рассказываю ей о видении. Скоро я и совсем оправилась. Сначала у нас положено было ехать в Тобольск тотчас при первой возможности. Но, день за день, папенька занят должностью, маменька хлопотала по дому. Проходит неделя, две, три и четыре. Я снова заболела, и отчаянно. Но однажды утром, когда из комнаты моей все вышли, — не знаю, спала ли я тогда, или нет, только я очень ясно видела, — являются прежние три монаха: один так же — в белом клобуке и с посохом, а прочие — в прежнем монашеском платье. Главный из них сказал: “Зачем ты не исполняешь моего совета? Непременно поезжай в Тобольск, проси отслужить в приделе Иоанна Златоустого 12 Литургий и 12 панихид по Иоанне митрополите, там поговей, исповедайся и приобщись. В противном случае ты умрешь.” С этим, по-прежнему, тотчас все стали невидимы. Я, за минуту бывши не в состоянии даже шевелиться, почувствовала себя так хорошо, что сама встаю с постели, иду к маменьке и рассказываю ей о новом видении. Как видите, теперь я совсем здорова» (так и действительно, только была еще чрезвычайно бледна). «Вот тут уж мы, — присовокупила мать, — нимало не медля, поехали сюда, и вас просим исполнить наш обет». Просьба госпож Поповых соборянами была исполнена, они ходили и молились, девица говела и, по исповеди, на последней из 12-ти Литургий приобщилась Св. Тайн. Потом обе они отправились обратно...

     В 1847 году ученик Тобольской семинарии, высшего отделения, впоследствии священник Томской епархии Александр Костылев, сильно заболел перемежающеюся лихорадкою. Обращался он за пособиями сначала к своему семинарскому лекарю, а потом и к другим лекарям. Лекарства, какие ему прописывали, он употреблял аккуратно. Но помощи, облегчения болезни ни от кого и ни от чего ему не было. Напротив, болезнь его более и более усиливалась, и он был доведен ею до крайнего изнеможения. Наконец больной воспитанник Костылев решился обратиться к молитвенному ходатайству митрополита Иоанна. Он занял у хозяина квартиры рубль денег, и в свободный от лихорадки день побрел в собор к вечерне и попросил очередного священника отслужить в Златоустовском приделе панихиду по погребенном там митрополите Иоанне. И что же? Следующий по отслужении панихиды день был день лихорадки, но пароксизма не было. Прошло еще несколько дней, но болезнь более не возвращалась, и больной скоро совсем поправился... Живший на одной с Костылевым квартире товарищ его, впоследствии так же, как и он, священник Томской епархии, Иван Федоров, в продолжении 10 лет обучения в училище и семинарии, каждомесячно подвергался жестокой головной боли на одни сутки. Бывши очевидным свидетелем благодатного исцеления товарища своего после панихиды по митрополите Иоанне, он дал обет во всю жизнь как и домашней молитве, так и в молитве церковной, в свое время молить Бога о упокоении души раба Божия митрополита Иоанна. «И с тех самых пор, как дал этот священный обет, — заключает сам рассказывающий о своем исцелении священник Феодоров, — я пользуюсь уже 18 лет (рассказ его напечатан в 1865 году) полным здоровьем, и мучительная головная боль у меня совершенно прекратилась»...

     В 1868 году, к приезду в Тобольск Его императорского высочества великого князя Владимира Александровича, снова этот храм ремонтирован и увеличен, чрез обращение северной паперти собора в алтарь, и таким образом место погребения в настоящее время не в алтаре, а в самом храме... По усердию и просьбам почитателей приснопамятного митрополита Иоанна Максимовича совершались заупокойные Литургии и панихиды... С 10-го июня 1891 года действительно установлено ежедневное совершение Литургий и панихид об упокоении митрополита Иоанна Максимовича...

Прославление
     С начала 1890-х гг. и до самой революции 1917 г. было записано и опубликовано множество новых случаев исцелений больных, молитвенно обратившихся к свт. Иоанну Тобольскому. Данное обстоятельство, вместе с исполнившимся в 1915 г. юбилеем 200-летия блаженной кончины подвижника, стало основанием для торжественного прославления Церковью свт. Иоанна в лике святых.
     Еще в 1900 г. по инициативе епископа Тобольского Антония (Коржавина), в надежде на скорую канонизацию свт. Иоанна, на могиле подвижника была установлена серебряная рака.
     22 мая 1914 г. тобольская паства во главе с епископом Варнавой (Накропиным), ввиду близкого 200-летия преставления свт. Иоанна, обратилась к Святейшему Синоду с прошением о церковном прославлении угодника Божия. 1 июля Синод предписал епископу Варнаве провести «тщательное исследование случаев чудотворений», совершившихся по небесному предстательству свт. Иоанна (т.е. создать комиссию, которая бы приняла свидетельства исцеленных и ближайших очевидцев под присягой), а также осмотреть мощи подвижника. После вскрытия 13-15 октября склепа с погребением свт. Иоанна, 16 октября состоялся первичный осмотр, составлен Акт который гласит: «Из развалившихся в склепе сгнивших гробовых досок нельзя было составить даже подобия гроба... Все в склепе было влажно — кирпич, доски, земля, стены... Местами настолько истлел кирпич, что в руках рассыпался... И — о дивное чудо милости Божией — среди полного разрушения, почивал святитель Иоанн в нетленных одеждах, облеченный в куколь, мантию и покрытый пеленою! Почивал святитель прямо на сырой земле, ибо от нижней доски гроба не осталось никакого следа... Облачение святителя Иоанна было сильно пропитано сыростью, но цело и крепко... Лик святителя покрыт параманом. Это дало основание думать, что перед кончиной святитель принял схиму, и ввиду этого обстоятельства Преосвященный Варнава не решился раскрывать облачения святителя и открыть честные останки его, не получив на сие особого разрешения Святейшего Синода... Состояние склепа, в котором почивали честные останки святителя Иоанна, было таково, что оставлять их там не представлялось возможным... Так как поднять святителя на руках из узкого и глубокого склепа было весьма затруднительно и даже опасно, то предположено было под одежды святителя подложить осторожно бумажный картон, под последний протянуть полотно... На полотне и картоне, при пении “Святый Боже…”, на руках владыки и присутствовавшего духовенства святитель Иоанн без малейшего нарушения положения честных его останков был поднят из склепа и положен в новый гроб, на приготовленную новую, неношенную архиерейскую мантию... При поднятии останков святителя Иоанна по церкви распространилось благоухание, которое ясно ощущали все присутствующие... Благоухание это не исходило от какого-либо определенного предмета — одежд святителя или других вещей, бывших в соприкосновении с ним, но наполняло храм неведомо откуда... Гроб был внесен в алтарь придельного храма, здесь отслужена панихида о упокоении души святителя Иоанна и по окончании панихиды гроб закрыт... Гроб, запечатанный, сразу же был поставлен в раку... Рака с гробом до времени закрытия могилы и приведения храма в порядок была оставлена в алтаре храма. К 23 октября все было готово. Утром этого числа в шесть часов, в присутствии нижеподписавшихся, совершена была в придельном Златоустовском храме заупокойная Литургия, по окончании которой на руках присутствовавших рака с гробом святителя перенесена из алтаря и поставлена на обычное место».
     8 декабря 1914 г. Синод предписал епископу Варнаве «открыть лицо и части тела Преосвященного Иоанна... только при участии лиц священного сана и притом в самом небольшом числе и известных своим благоговейным и высокорелигиозным настроением». 1 января 1915 г. владыка осуществил вторичный осмотр, отдельный Акт которого гласит: «Тело святителя Иоанна волею Божиею не сохранилось, но хорошо сохранился весь костяной остов (скелет) тела, кроме костей от ступней ног».
     23 января 1915 г. Синод постановил «продолжить запись и исследование чудес». 3 апреля епископ Варнава с тревогой рапортовал Синоду: «К причту Тобольского кафедрального собора продолжают поступать новые заявления о происшедших по молитвенному предстательству митрополита Иоанна чудесных исцелениях... 10 июня сего года исполняется 200-летие со дня кончины митрополита Иоанна. К этому дню тобольская православная паства уверенно и напряженно ждет прославления митрополита Иоанна. Ожидания эти настолько сильны, что неосуществление их было бы большим испытанием веры и повергло бы Тобольскую епархию в великую скорбь». 29 апреля синодальный обер-прокурор Владимир Саблер20 отвечал владыке: «Торжество церковного прославления святителя митрополита Иоанна уже предрешено высшею церковною властью — Святейшим Синодом и в настоящее время требует обсуждения вопрос о времени совершения сего торжества. Столь исключительные торжества, как торжества церковного прославления святых угодников Божиих, обычно привлекают массы богомольцев, и в таких случаях, путем сношения с подлежащими министерствами, принимаются чрезвычайные меры, в целях, с одной стороны, предоставления возможно большему числу богомольцев присутствовать на торжествах, а с другой, обеспечения паломников жилищем и питанием во время торжеств и охранения их от заболеваний. Между тем, обстоятельства военного времени, когда все усилия правительства и общества направлены к облегчению нашим доблестным войскам возможности довести до победоносного конца беспримерно тяжелую борьбу с неприятельскими полчищами, лишают всякой возможности совершить прославление святителя митрополита Иоанна с таковою же торжественностию и при наличии тех же гарантий благополучия богомольцев... Торжество прославления святителя митрополита Иоанна представляется настоятельно необходимым отсрочить до времени окончания военных действий». 200-летие кончины свт. Иоанна было отмечено в Тобольске 9-10 июня 1915 г. торжественными заупокойными богослужениями.
     В связи с принятием 23 августа 1915 г. императором Николаем II верховного командования русской армией в 1-й мировой войне, епископ Варнава, имевший давнее благоволение государя, 27 августа телеграфировал самодержцу: «Сугубо молюсь за Тебя эти великие святые дни, да поможет Тебе Господь одолеть лютые враги. Сугубо паки и паки молю и Тебя, Государь: повели немедля совершить не открытие, а пока хоть прославление, то есть пропеть величание святителю митрополиту Иоанну, о чем горько скорбит народ и с горестью взывает, твердо веруя, что новый угодник — новый молитвенник. Новый молитвенник, новая и милость Божия, родной Государь. Твердо и я, грешный, верую, что угодник скорбит и плачет. Обрадуй его, Государь, и верь: обрадует и он Тебя сугубою милостью Божиею...». Пришедшая вскоре ответная телеграмма гласила: «Пропеть величание можно. Но не прославление». Поздним вечером того же дня епископ Варнава с сонмом духовенства совершил в кафедральном соборе молебен свт. Иоанну Златоусту — небесному покровителю свт. Иоанна Тобольского, а затем величание самому Тобольскому чудотворцу. Днем 28 августа молебен свт. Иоанну Златоусту и величание свт. Иоанну Тобольскому были повторены, но между ними владыка Варнава зачитал с амвона свою телеграмму к государю и ответ Николая II. Деяние правящего архиерея, основанное на благочестивом порыве, но формально противоречивое (величание является частью чина прославления) было воспринято многими как прославление свт. Иоанна и привело к недоразумению между государем и епископом Варнавой с одной стороны и Синодом — с другой. 1 декабря 1915 г. государь обратился к Синоду словами: «Твердо верю, что Синод в горячей ревности еп. Варнавы о скорейшем прославлении чтимого его паствою святителя почерпнет оправдание его действиям в настоящей страдной для Родины године и ради мира церковного покроет их прощением и любовью». В январе Синод принял постановление о прославлении свт. Иоанна в лике святых, которое и совершилось в Тобольске вечером 9 июня 1916 г.
     В мемуарах Тобольского губернатора Николая Ордовского-Танаевского находим рассказ о чудесах, произошедших прямо во время прославления свт. Иоанна: «Первое чудо свершилось вечером, когда вносили св. мощи на помост... Гувернантка внушала барышням: “Удивляюсь русским, да и вообще людям, верующим в мощи и чудеса... Чучело, набитое соломой, а люди верят”. Тогда одна из дам, стоявшая рядом и владевшая французским языком, возмущенная, одернула ее за руку: “Молчите. Или Вас выведут из церкви”. И вдруг раздался крик отчаянный: “Глядит, глядит на меня и качает головой!” Француженка покачнулась, ее подхватили и увели из храма. Когда же она пришла в себя, то умоляла ввести ее вновь в храм и пробыла до 2 ч утра. По окончании службы подошла к возвышению, встала на колени и долго молилась. Что же случилось? Гроб наклонился так, что ей стала видна голова в митре, и по ее словам, воздух, которым было закрыто лицо, сполз на грудь, она увидела лицо святителя, волосы, бороду, глаза смотрят на нее печально, печально, и голова укоризненно покачнулась два раза! Прямо с помоста я повел ее в громадный портретный зал митрополичьего дома. Зал ярко осветили, и она вновь вскрикнула: “Вот, вот он, опять смотрит на меня, но уже не грозит, а улыбается. Да, да, верю, верю в чудеса”. В полусознании привезли ее домой. К утру оправилась и настояла на том, чтобы повезли на Литургию... Второе чудо, на моих глазах. Когда блаженнейший (митрополит Московский) Макарий давал целовать крест, по окончании молебна, раздались вопли, и старуха стала пробиваться к нему. Я стоял рядом. Митрополит Макарий: “Скажите пропустить”. — “Может ударить: видимо, беснуется”. — “Пустите!” Подбежала, потрясая кулаками, грохнулась на пол и впилась зубами в ногу. Я наклонился, чтобы поднять голову и оторвать от ноги. Святитель меня отстранил, три раза перекрестил крестом, что-то читая беззвучно, только губами, потом положил руку на голову: “Встань!” Встала. “Иди к святителю, поблагодари его и Бога!” Подняла лицо, взгляд вполне разумный. “Завтра исповедайся и приобщись Св. Христовых Тела и Крови”. Поклонилась и пошла. По рассказам односельчан, много уже лет страдала такими припадками... По удостоверению архиепископа Тихона и еще нескольких священников, бывших в алтаре, во время “Милость мира” и до конца преложения Св. Даров повторилось 1-е чудо, т.е. воздух опустился, глаза открылись, и губы шептали молитвы. То же самое и при возгласе “Святая святым”, и кончилось после причащения в алтаре двух-трех архиереев».
     В августе 1919 г. викарий Тобольской епархии епископ Березовский Иринарх (Синеоков-Андреевский) 21, ввиду приближения к Тобольску красноармейцев, скрыл гроб с мощами свт. Иоанна в земле под собором, а раку эвакуировал из города. В августе 1920 г. владыка Иринарх указал место пребывания гроба, и мощи были вновь обретены. В 1922 г. представители органов советской власти, в рамках общегосударственной кампании «разоблачения культа мощей», произвели акт публичного снятия облачений с мощей свт. Иоанна. Однако, еще накануне этого священноначалие епархии напомнило пастве о том, что мощи свт. Иоанна «из себя представляют кости». А когда богоборцы призвали людей подходить и смотреть на открытые мощи, то верующие, вместо разочарования, стали целовать святыню и метать в сторону агитаторов слова возмущения и гнева. Вскоре мощи были изъяты и помещены в местный краеведческий музей. В 1947 г. святыню, после усиленных просьб церковного священноначалия, возвратили в собор. 10/23 июня 1984 г. празднование памяти Тобольского чудотворца ознаменовалось установлением нового церковного торжества — памяти Собора Сибирских святых. В настоящее время святые мощи митрополита Иоанна почивают в Тобольском соборе в приделе, посвященном его имени. И богомольцы со всей Сибири и из других уголков православной России идут со своими нуждами к раке святителя и получают благодатное утешение по молитвам его.

Молитва святителю Иоанну (Максимовичу), митрополиту Тобольскому и всея Сибири чудотворцу
      О святителю Христов Иоанне, Божию Престолу со святыми предстояй. Ты еси отец наш любвеобильный, и молитвенник наш теплый. Умоли Господа Бога, да подаст нам коегождо потребе полезная: скорбящим утешение, немощным здравие, заблуждшия да наставит и обратит на путь покаяния, распри и раздоры умирит, неведующие Христа люди на путь спасения да обратит, и всех нас единением духа и любви в единей Святей Своей Церкви соединит. Да сохранит нас от глада, града, труса, потопа, огня, меча, междоусобныя брани и напрасныя смерти, наипаче же от искушений, облежащих нас в жизни сей, да дарует нам мирное пожити зде житие и веру свою православную невредиму соблюсти. О святый угодниче Христов, архипастырю предобрый, молитвенниче наш неусыпный. От юности всего себе Богу посвятив, равноангельное житие стяжал еси, исполнен бе радости духовныя, яже озаряше светлость лика твоего и сердца верных утешаше: по истине бе светильник горяй и светяй, святолепно пожив, от Господа сподоблен бе дара прозрения, время кончины своея предуведа. Моляся пред образом Пречистыя Богородицы, коленопреклоненне преставися. Ныне проси Ю о нас, да будет нам покровительница в сей многотрудней жизни и в час кончины нашея, да умолит Всеблагаго Господа сподобитися нам в лике благоугодивших предстати Престолу Его и восхвалити в Троице славимаго Бога, Отца и Сына, и Святаго Духа во веки веков. Аминь.

Тропарь святителю Иоанну (Максимовичу), митрополиту Тобольскому и всея Сибири чудотворцу
Тропарь, глас 8:
      Наставниче благочестия, сиротствующих питателю, скорбящих утешителю, недугующих врачу безмездный, душею страждущих скорый помощниче, теплый молитвенниче о всех ко Господу, святителю отче Иоанне, моли Христа Бога спастися душам нашим.

Кондак, глас 2:
      Явился еси во тме неведения пребывающим просветителю, вдов и сирот утешителю, дивный врач немощствующих, младенцев и отроков наставник, родителем же пресветлое радование, святителю отче Иоанне, моли Христа Бога подати стране нашея в вере утверждение, воинству нашему на враги победу и одоление, людем же своим велию милость.

Величание
      Величаем тя, святителю отче Иоанне, и чтим святую память твою, ты бо молиши за нас Христа Бога нашего.

     Прим.
* Здесь публикуется сокращенный текст из: Николай Скосырев, иерей. // Очерк жития митрополита Тобольского и всея Сибири Иоанна Максимовича. — Москва, 1892. Подробную библиографию о свт. Иоанне см. в дополняющих друг друга изданиях: Фомин С.В. // Последний царский святой. Святитель Иоанн (Максимович), митрополит Тобольский, Сибирский чудотворец. — Санкт-Петербург, 2003; Кагамлик С. // Киево-Печерская Лавра: свет православной духовности и культуры (XVII-XVIII ст.). - Киев, 2005.
  • 1 Лазарь (Баранович; 1616 — 3 сентября 1693) — православный церковный, политический и литературный деятель II половины XVII века, архиепископ Черниговский и Новгород-Северский, местоблюститель Киевской митрополии, ректор и игумен Братского училищного монастыря, ректор Киево-Кирилловского монастыря, основатель Черниговского книгоиздательства.^
  • 2 Приписка к Лавре Свенского монастыря и назначение его наместником свт. Иоанна состоялись в 1681 г.^
  • 3 Феодосий Черниговский (Полоницкий-Углицкий; 1630-е — 5.02.1696), архиепископ. Память 5/18 февраля и 9/22 сентября (обретение и перенесение мощей).^
  • 4 В Священном Писании: «Образ бо дах вам, да, яко же Аз сотворих вам, и вы творите», т.е. «ибо Я дал вам пример, чтоб и вы делали то же, что Я сделал вам» (Ин 11,15).^
  • 5 Из этой пещеры-усыпальницы под черниговским Борисо-Глебским собором мощи свт. Феодосия были перенесены в соседний Спасо-Преображенский собор при торжественном причислении угодника Божия в 1896 г. к лику святых (Тарасенко А. // Святитель Феодосий, архиепископ Черниговский. — Дубно, 2003).^
  • 6 Считалось, что автором «Алфавита» был И. Максимович, который подписался под его посвящением, однако в нем же сказано: «Алфавит названный, трудом училищ наших полионолатинских ныне сооруженных ново, черниговских», т.е. «Алфавит» был, возможно, коллективным трудом педагогов Коллегиума. А И. Максимович, вероятно, его редактор... Префект Коллегиума А. Стаховский в 1708 г. поднес «Алфавит» Петру I. Тем самым И. Максимович, возможно, хотел известить царя об успехах учебного заведения, недавно им основанного, сделать Черниговский Коллегиум известным далеко за его пределами. (Травкина О.И. // Черниговский Коллегиум. — Чернигов, 2000).^
  • 7 «Не считая проповедей, это первое самостоятельное произведение святителя» (Фомин С.В. // Последний царский святой...).^
  • 8 «Переводное переработанное сочинение» (Фомин С.В. // Последний царский святой...).^
  • 9 Перевод книги римского каноника Амвросия Марлиана (перв. пол. XVII в.) «Theatrum politicum, in quo quid agendum sit a Principe, et quid cavendum, ассuгаtе praescribitur. Dantisci, 1655» (Фомин С .В. Последний царский святой...).^
  • 10 «Перевод книги Бенедикта Гестена “Regia via cruces” Антверпен, 1635» (Кагамлик С. // Киево-Печерская Лавра). «В католическом сочинении с девицей Ставрофилой беседует Сам Спаситель. Это по учению нашей Церкви непозволительно. Каждое слово Самого Спасителя имеет высочайший догматический авторитет. Поэтому никакой духовный писатель не имеет права говорить от имени Спасителя. Он может только приводить тексты из Евангелия в подтверждение своих слов и больше ничего. Но книга эта показалась нашему духовенству полезною по живости и простоте изложения и ее переделали. Христос заменен у нас ангелом... Были и другие второстепенной важности западные оттенки, которые устранены. Вся книга состоит из наставлений ангела юной Ставрофиле (крестоносице, любительнице Креста). Она колеблется, унывает, спрашивает, ангел поучает и утешает ее. Она хочет привлечь на свой путь двух сестер своих, Иларию (веселую, смеющуюся) и Гонорию (гордую). Но обе отвергают Крест: одна — боясь скуки, другая — не желая унижения» (Леонтьев К.Н. // Отец Климент Зедергольм, иеромонах Оптиной пустыни. — Москва, 1997; цит. по: Фомин С.В. // Последний царский святой).^
  • 11 Перевод книги протестантского богослова Иоганна Гергарда... С посвящением Стефану Яворскому от «труждающихся в Коллегиуме архиепископии Черниговской». Произведение И. Гергарда вышло в Лейдене в 1627 г. И. Максимович, возможно, был редактором книги. Он и дополнил каждый раздел двумя стихами, которых не было в латинском варианте (Травкина О.И. // Черниговский Колегиум...). «В результате недосмотра (в издании остались некоторые неисправленные протестантские рассуждения) книга указом... 1720 г. подверглась запрещению, как содержащая “многая люторская противность”» (Фомин С.В. // Последний царский святой).^
  • 12 Оригинал текста восходит к книге весьма плодовитого немецкого богослова, иезуита Иеремии Дрекселя (1581-1638) “Heliotropium seu conformatio humanae voluntatis cum divina”. Впервые она увидела свет на латинском языке в Кельне в 1634 году. Переложение свт. Иоанна не было первым: ему предшествовал перевод, исполненный монахом Феофаном... Высокие оценки эта книга получает и до сих пор (Фомин С.В. // Последний царский святой).^
  • 13 Перу свт. Иоанна принадлежат также «Синаксарь о победе под Полтавою» (Чернигов, 1710) и «Духовные мысли» (Москва, 1782). Не все книги святителя выдержали испытание временем. Исключение составляют лишь две книги: «Царский путь Креста Господня» и «Илиотропион» (Фомин С.В. // Последний царский святой).^
  • 14 Филофей (Лещинский Рафал Богуславович, в схиме — Феодор; 1650, Украина — 31.05.1727, Тюмень) митрополит. Воспитание и образование получил в Киево-Могилянской ДА. По окончании вступил в брак и несколько лет служил приходским священником, но, овдовев, поступил в Киево-Печерскую Лавру, где постригся в монашество, впоследствии наместник Брянско-Свенского м-ря со званием — по одним сведениям архимандрита, а по другим строителя. С 4.01.1702 г. митр. Сибирский. С 1705 г. начал распространение православия в Сибири. С 1711 по 1715 гг., принял схиму, занимался миссионерской деятельностью среди племен епархии. В 1715 г. вновь управлял епархией. В 1717 г. вернулся в Тобольск. Управлял епархией вплоть до 1720 г. Скончался 31.05.1727 г. в тюменском Троицком м-ре, где и был похоронен напротив входа в собор, «дабы, как гласит завещание, мимоходящие попирали прах ногами». Позднее над его могилой было устроено мраморное надгробие и помещен его портрет. Память празднуется 31 мая/13 июня (поместно) и 10/23 июня в Соборе Сибирских святых.^
  • 15 Варлаам (Коссовский; ок. 1654, Киев — 4 или 5 мая 1721, Смоленск). Род. в купеческой семье, окончил Киево-Могилянскую коллегию. В 1690 г. постриг, был келарем, затем наместником киевского Николаевского Пустынного м-ря. В 1702 г. вызван в Тобольск митр. Филофеем (Лещинским), позднее архимандрит Мангазейского Троицкого м-ря. 16.12.1706 г. еп. Иркутский и Нерчинский, вик. Тобольской митрополии. В 1710 г. в результате конфликта с митр. Филофеем оставил Сибирь и самовольно уехал в Москву, забрав с собой всю ризницу архиер. дома. 3 года он прожил в Москве, продолжая числиться еп. Иркутским. 21.01.1714 г. назначен тверским архиереем. Сделал ряд мероприятий по улучшению положения дел епархии. В 1720 г. присутствовал в Сенате при утверждении Духовного регламента. С 9.06.1720 г. митр. Смоленский Скончался в 1721 г., погребен в Успенском соборе Смоленска. После него осталось многочисленное имущество, опись которого занимает 96 листов. Он обладал обширной библиотекой, основную часть книг которой составляли западноевропейские издания на латыни, польском, французском, немецком и греческом языках.^
  • 16 Некоторые издания датируют назначение свт. Иоанна в Тобольск 1712-м г. и прибытие его в Тобольск к 14 августа 1712 г.: Мануил (Лемешевский), митрополит. // Русские православные иерархи 992 – 1892 гг. Москва, 2005; Фомин С.В. // Последний царский святой.^
  • 17 В другой публикации некоторые детали истории албазинцев описаны иначе: «В 1648 и 1651 гг. уроженец Великого Устюга Ерофей Хабаров (ум. после 1671) дважды совершил поход на Амур. Во время последнего он зимовал в маленькой деревне рыболовов, называвшейся китайцами Яксой, получившей у русских имя Албазина (от имени даурского князька Албазы). С местного населения (ороченов), занимавшегося охотой и рыболовством, был собран первый ясак — знак подданства Московскому царю. Зимой 1665-1666 гг. группа казаков, возглавляемая Никифором Черниговским, срубила в селении государев острог, в котором был поставлен казачий гарнизон... Обеспокоенный продвижением русских, китайский император Канси из династии Цин 25 февраля 1685 г. отдал приказ об уничтожении Албазина. К городу неприятельская армия подошла 10 июля. За деревянным частоколом было 450 защитников при трех пушках... Первый штурм был отбит... Неприятелю удалось поджечь стены. Дальнейшее сопротивление было невозможно, и гарнизон в полном боевом порядке под развернутым стягом оставил крепость... Примерно месяц спустя после оставления Албазина русские вернулись и восстановили острог. В августе 1686 г. к его новым стенам вновь приступило неприятельское войско. Началось героическое пятимесячное Албазинское сидение... Из 826 защитников в живых осталось всего 150... Албазинский острог был захвачен китайцами, в их руки попало также 45 пленных (по др. данным 25): казаки, члены их семей и один священник — о. Максим Леонтьев Толстоухов. Путь предстоял неблизкий — в самый Пекин. Многие не дошли, умерли по дороге... До Пекина добрались семеро казаков с семьями... Император Канси с уважением отнесся к пленным... Поселившись в пяти верстах от Пекина в особой слободке, получившей название Русская сотня, они получали государственное жалование... Император предоставил албазинцам пустующий монгольский буддийский храм. Так в Пекине появилась первая православная часовня... В 1695 г. митрополит Тобольский Игнатий (Римский-Корсаков) послал в Пекин с верхотурским священником и тобольским диаконом антиминс, миро, богослужебные книги и кое-какую утварь... Церковь освятили в честь Софии, Премудрости Божией... Об албазинцах и их церкви в Пекине царь Петр Алексеевич впервые узнал в 1698 году... Тогда у него и зародилась мысль о создании в Китае Духовной миссии... Во исполнение его воли, митрополит Филофей (Лещинский) разослал письмо по монастырям епархии, в котором приказал подготовить монахов-миссионеров для отправки в Китай. Однако предпринять конкретные шаги стало можно лишь с кончиной о. Максима, последовавшей в 1711 г. или в 1712 г. ...Начальником миссии был назначен архимандрит Иларион (Лежайский, 1657 — 14.10.1717). ...В Пекин Миссия прибыла 17/30 апреля 1715 года. Китайское правительство приняло Миссию весьма дружелюбно: “Богдыхан зачислил членов ее в высшее сословие государства... Определено было производить им ежемесячное жалование...”. ...Архимандриту Илариону удалось наладить “правильное и стройное богослужение...” » (Фомин С.В. // Последний царский святой...)^
  • 18 Неточность: в 1741 г. митрополитом Тобольским был св. сщмч. Арсений (Мацеевич), а после него, с 1742 г. — владыка Антоний (Нарожиицкий). См.: Архиереи Русской Православной Церкви (1700-1917) // История Русской Церкви. Москва, 1996.^
  • 19 В книге о. Николая Скосырева описание посмертных чудес свт. Иоанна помещено в конце текста отдельной главой, но в настоящем издании «Патерика» рассказ о каждом из чудес переставлен в соответствующее по хронологии место в повествовании о судьбе мощей подвижника.^
  • 20 Саблер Владимир Карлович (1847 — 1929) российский государственный деятель, юрист. В 1892 — 1905 годах товарищ обер-прокурора Св. Синода. В 1911 — 1915 годах обер-прокурор Св. Синода. Арестован в ноябре-декабре 1925 года. В 1926 — 1929 годах в ссылке в г. Твери.^
  • 21 Епископ Иринарх (Синеоков-Андреевский; 1871 – 1933). Епископ Березовский, викарий Тобольской епархии (1917). С 1931 года епископ Пермский.^


  • Киево-Печерский патерик


    Православный календарь

    Август 2017
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    31 1 2 3 4 5 6
    7 8 9 10 11 12 13
    14 15 16 17 18 19 20
    21 22 23 24 25 26 27
    28 29 30 31 1 2 3

    События календаря

    Нет событий

    Обсуждение на форуме


    Статистика:Каталоги:Рекомендуем:
    Яндекс.Метрика
    Яндекс цитирования HD TRACKER - фильмы DVD, кино, HDTV, Blu-Ray, HD DVD, скачать, torrent, торрент
    Все материалы публикуются исключительно с разрешения правообладателей. ©   | Поддержка сайта - Дизайн студия КДК-Лабс 2005-2011 гг.