Вход

Изображения в галерее

813_77.jpg
831_24.jpg
820_66.jpg

Святитель Петр Могила (1596 — 1646)*


Петр Могила, митрополит Киевский и Галицкий. Портрет XIX века. Киево-Печерская Лавра.

     Петр Могила происходил из рода Могил, который в конце XVI и в начале XVII столетия, под покровительством Польши, неоднократно давал господарей то Молдавии, то Валахии1. Бедственная судьба сих стран, за которые спорили между собою турки и поляки, и родственные связи Могил с влиятельными польскими родами заставили несчастное семейство искать убежища в Польше2. Сюда удалился и Петр, сын господаря Молдавского Симеона3. Вступив в польскую службу4, принимал участие в битве Хотинской (1621 г.) за судьбу Молдавии5. Но не это поприще предназначал ему Промысл Божий6.
     Петр отказался от мира и изъявил желание вступить в Киево-Печерский монастырь. Его знатное происхождение и бедственное состояние православных в Польской державе делали такой выбор звания необыкновенным, и это показывает, что душа Петра тогда уже горела сильным желанием посвятить себя на служение Богу и Его Св. Церкви. Архимандрит Захария (1624-1626) принял его в число святого братства. Здесь, в общении с учеными братиями, которые единственною целью своих мирных занятий поставляли поддержание Православия, он ближе мог ознакомиться с состоянием и нуждами Русской Церкви и довершить свое образование, полученное им в мире.
     Обитель Киево-Печерская была тогда одною из главных опор гонимого Православия. Заведенная в ней архимандритом Елисеем Плетенецким типография издавала необходимые книги для православных церквей и возникавших училищ... В Киево-Печерской Лавре, несмотря на гонения от врагов, все одушевлено было ревностью по Православию. Ученые иноки желали и в прочих собратиях и служителях Церкви возбудить усердие к православной вере и Слову Божию.
     Пламеневший любовью к просвещению и усердием к Православию, Петр глубоко чувствовал бедствия Русской Церкви, видел нужду в распространении света наук для ее поддержания и умел ценить труды ученых подвижников. Такой образ мыслей, естественно, сближал его с теми, которые со всею ревностью заботились об утверждении других в догматах веры и благочестия. Поэтому неудивительно, что когда архимандрит Захария скончался (в апр. 1626 г.), и братия Лавры, по своим правам, приступили к избранию нового настоятеля, то нашлись голоса в пользу Петра — знатного родом, истинного ревнителя о благе Церкви, хотя ему едва было тридцать лет от роду...7
     Петр Могила в своем духовном завещании писал: «Когда Господь Бог благоволил быть мне пастырем столицы митрополии Киевской, а прежде того еще архимандритом Печерской Лавры, с того времени, видя упадок благочестия в народе русском не от чего иного, как от того, что не было никакого наставления и наук, я положил обет мой Господу Богу — все мое имущество, доставшееся от родителей, и что только, за должным удовлетворением святых мест, мне вверенных, останется из доходов с имений [им] принадлежавших, обращать частью на обновление разрушенных домов Божиих, которых жалкие оставались развалины, а частью на основание школ в Киеве, прав и вольностей народа русского». История подтверждает, что обет сей свято выполнен был Петром Могилою. Но вместе должно присовокупить, что его священная ревность не ограничивалась одними щедрыми приношениями церквам и народу...
     Петр Могила, будучи архимандритом Лавры и в сане митрополита, в продолжение девятнадцати лет, не жалел ни своих денег, ни трудов на ее устройство. Он обновил извне и внутри церковь Успения Божией Матери, украсил св. пещеры, восстановил упадшие церкви. При нем в первый раз было издано описание житий преподобных, подвизавшихся в пещерах...8 Описаны и совершавшиеся при св. мощах угодников Божиих чудеса, которые, вопреки несправедливым толкам врагов Православия, не иссякали и по отпадении униатов. А вместе описана и Лавра с ее пещерами...9
     Другое дело, постоянно занимавшее Петра, было учреждение высшего училища в Киеве для образования достойных защитников Православия. Училище, существовавшее в Богоявленском Братском монастыре, не достигало сей цели, потому что не доставляло высшего образования... Желая учредить рассадник поборников Православия в своей Лавре, Петр Могила прежде всего позаботился приготовить для своего училища хороших наставников. Для сего он отправил на свой счет несколько способных иноков в разные заграничные академии. Других взял из Львовского православного братства и назначил им пребывание в Лавре, обязавшись письменным условием доставлять им содержание... Однако же, вскоре, по прошению главных сословий, — православного духовенства, войска казацкого и обывателей города Киева, — Петр Могила решился соединить свое вновь заводимое училище с Богоявленским... Чтобы училище Богоявленское совсем не упало, имея столь значительного соперника в училище лаврском, у которого были лучшие наставники... При всем том, Петр Могила удержал за собою звание старшего брата в Богоявленском братстве, опекуна-смотрителя и защитника в Братском училище... Круг образования духовного был расширен и приняты в преподавании наук лучшие методы, какие существовали в иностранных училищах10.
     Между тем православные в Южной России терпели гонения то от латинян, то от своих прежних единоверцев, со времени открытия несчастной унии. Польское правительство, по внушениям иезуитов, устраняло православных от всяких общественных должностей и не внимало никаким жалобам их на притеснения. Знатные поляки, владея богатыми селами и целыми городами в земле русской, дозволяли своим арендаторам и управителям причинять всякие насилия и жестокости православным обывателям. Священники не имели свободы отправлять церковные обряды и таинства, у них отнимали церкви или совсем разоряли святые храмы11. Православным епископам, поставленным от Иерусалимского патриарха Феофана (в 1620 г.), нельзя было жить в своих епархиях. Польское правительство не хотело даже признать их епископами12. Напрасны были все представления православных на сеймах о несправедливостях, какие терпит народ русский...
     Смерть короля Сигизмунда III (30 апр. 1632), до ослепления преданного иезуитам, главным виновникам унии, подала надежду православным на лучшую участь. Депутатам, отправленным от народа русского на избирательный сейм нового короля, поручено было требовать, чтобы все епископства и прочие церковные достоинства, вместе с имениями церковными, захваченные униатами, были возвращены православным... Надежда на избрание Владислава, сына Сигизмунда, издавна расположенного к русским, еще более усиливала их голос. В число депутатов с духовной стороны был назначен и архимандрит Печерский Петр Могила. Депутаты представили на сейме краткое исчисление тех насилий, какие терпят православные в разных городах относительно своего вероисповедания... Петр Могила настоял на исполнении их требования во всей его обширности. Вследствие этого, особой комиссией под председательством самого Владислава положено было учредить для православных митрополию... При усиленном старании Петра Могилы и его товарищей, в первый раз после унии торжественно было признано правительством существование православной митрополии... Православным дозволено избирать себе епископов, и многие монастыри и церкви навсегда предоставлены православному духовенству. За такие услуги Петр Могила тогда же был от православных избран в митрополита Киевского. Патриарх Константинопольский дал на то свое согласие... Король утвердил сие избрание, и после коронации (18 февр. 1633) выдал Петру диплом, или утверждение дарованных пред сим прав православным...13
     Софийский кафедральный храм, или монастырь, со времени унии принадлежавший униатским митрополитам, был в запустении. Петр Могила, возвратив его в руки православных, первое старание употребил на восстановление сего священного памятника благочестия Ярославова, если не в прежнем величии, то по крайней мере в достойном его благолепии. Не укрылись от его благочестивой попечительности и другие памятники древней святыни. Он возобновил храм Преображения Господня, почитаемый в то время строением св. Владимира, восстановил монастырь Выдубецкий, начал возобновлять церковь Десятинную...
     Заботясь об удовлетворении главнейших потребностей своей паствы, Петр Могила обратил внимание и на издание церковных книг... При издании «Требника» и наставлений о таинствах, Петр Могила имел в виду не только удовлетворить потребностям Церкви, но и опровергнуть несправедливые укоризны, делаемые православным со стороны Римской Церкви и ее приверженцев. В предисловии к сему изданию достоблаженный учитель Церкви писал: «Будучи почтен саном архиерейским в Церкви Православно-Кафолической Российской, во все дни жизни моей я болезновал сердцем о скудости моих сведений. Но твердо зная, что Спаситель наш Иисус Христос взыщет от рук моих словесных овец Своих, вверенных мне в паству, — зная притом несомненно, что наши противники и лжебратия Святого Православия тяжко и с насилием оскорбляют православных разными досаждениями и обидами, бесстыдно называя наших духовных неучами, невеждами, неспособными к совершению божественных таинств и к отправлению других обрядов благочестия, и утверждая, что Русь Православная уклонилась в ересь, не знает ни числа, ни формы, ни материи, ни намерения, ни обрядов божественных таинств, не умеет дать о них отчета и неодинаково их совершает, — я, потрудившись по силе о укрепляющем меня Иисусе, предпринял освободить православный причт Св. Российской Церкви от такого тяжкого поношения. И, по благодати Божией, не вотще потрудился в сем, как может видеть каждый просвещенный и благочестивый читатель сей книги...»14.
Но особенное защищение православной веры и богослужения издано было Петром Могилою против сочинения бывшего ректора киевского училища, потом архимандрита Дубенского, Кассиана Саковича, который сперва обратился в унию, а после совсем перешел в Римскую Церковь... Он издал опровержение на клеветы Кассиана, в книге под названием «Лифос, или Камень с пращи истинной Св. Православной Церкви Русской», скрыв свое имя под названием Евсевия Пимена, т.е. благочестивого, или православного пастыря. С отчетливым знанием дела, он опроверг хулы на православное чиноположение в совершении таинств и обрядов богослужения, представил несправедливость укоризн, делаемых русскому духовенству, и доказал неосновательность учения Римской Церкви о главенстве папы и об исхождении Святаго Духа и от Сына...
     Кассиан укорял православное духовенство в том, что оно недавно только начало заботиться о сказывании поучений в церквах. Опровергая сие замечание, Петр Могила указывает на переводы церковных поучений с греческого языка, сделанные еще при св. Владимире, на собственные красноречивые поучения Кирилла, епископа Туровского, митрополитов Киприана и Григория Самвлака, и иных многих. Притом замечает, что не всякий священник, особенно неученый, может изустно проповедывать. Довольно для такого прочитывать и написанное св. отцами. Да и в польских костелах только недавно стали часто говорить поучения... «Много церквей у русских, — писал Кассиан, — и можно бы подумать, что причиною сего благочестие. Нет! Причина этого заключается в несогласиях или между прихожанами, или между священниками». «Это было бы удивительно, — отвечал Петр Могила, — что несогласия, от которых никакого добра на свете не бывает, у нас производили добро. Напротив, всякий видит, что от несогласий церкви и костелы, многим иждивением созданные, падают и разрушаются. Можно видеть и ныне, что наделало несогласие во Франции, в Богемии, в Моравии, в Силезии». И далее Петр объясняет, что причиною умножения церквей на Руси, действительно, есть благочестие и усердие одних к тому, других к другому святому. Что же касается до скудости церквей, за которую также Кассиан порицает православных, то Петр Могила объясняет, что ныне не те времена, когда бы много было усердствующих на украшение храмов Божиих. И потом представляет сравнительную картину монастырей и церквей... «...Посмотри безпристрастно на наши православные убогие монастыри, не имеющие богатого содержания, угнетаемые различными бедствиями. Не говорю о тех, которые владеют имениями. Посмотри в Киевской земле на монастырь Межигорский, в котором более полутораста иноков живет в общине, питаясь трудами рук своих... Посмотри за Днепр: там в монастырях Мгарском и Густынском братия живут в общине и в подвигах иноческих. Не говорю о других меньших монастырях. Посмотри на монастырь Тригорский, также общежительный, и там увидишь по крайней мере восемьдесят иноков, в великом смирении проходящих тесный путь евангельский... Взгляни еще на Братства: Виленское, Киевское, Луцкое и многие другие в королевстве Польском и княжестве Литовском. Как они, по благодати Божией, процветают в строгом благочестии! И не говори, что этому причиною раздоры и несогласия. Но волею или неволею согласись, что как было во времена апостолов, среди бедствий, нужд и всяких утеснений, так и у нас, православных русских, по слову Божию, сила Божия в немощах совершается»...15
     Между прочими клеветами на православных, Кассиан обвинял их в излишнем сближении с протестантами. Петр Могила на это отвечал, что между теми и другими, несмотря на некоторые сближения по временам, нет согласия в вере; что, напротив, в Польше, около Кракова, Познаня и других городов, много лютеран, кальвинистов и социниан, как между дворянами, так и между простыми, не из православных, но из принадлежавших к римскому костелу...16
     С последними обстоятельствами, упомянутыми в ответе Петра Могилы, тесно соединяется другое, знаменитое в летописях Православия, дело архипастыря Киевского. Для объяснения сего дела мы должны коснуться истории патриарха Константинопольского Кирилла Лукаря. В 1629 г. появилось в Европе на латинском языке, под именем «Восточного исповедания православной веры», а потом в 1633 г. и на греческом языке — краткое изложение веры, согласное с кальвинистским и вовсе несогласное с истинным православным учением Восточной Кафолической Церкви. Оно принято было реформатами с восторгом и приписываемо было Константинопольскому патриарху Кириллу Лукарю, по его ученым связям с некоторыми из их общества и по надписи в самом заглавии книги. Иезуиты, жившие в Константинополе, давно уже замышляя низвергнуть ученого патриарха, который питал ненависть к их козням, воспользовались сим случаем, чтобы всюду распространить молву о неправославии патриарха... Смущенные такими слухами, предстоятели Православной Церкви в Малороссии немедленно (в 1630 г.) отнеслись к патриарху Иерусалимскому Феофану, бывшему в то время в Яссах, с вопросом о том, справедливо ли иезуиты приписывают такое исповедание Константинопольскому патриарху? Феофан успокоил их ответом, что Кирилл сему не причастен, равно как и Православная Восточная Церковь.
     В таком положении оставались дела до кончины патриарха Лукаря. Низвергший его с престола Кирилл Веррийский, после его смерти, на Соборе Константинопольском 1638 г. осудил не только главы «Исповедания», ложно приписываемого Православной Церкви, но и имя патриарха Лукаря. Это было сделано, как объяснено впоследствии на Соборе Иерусалимском 1672 г., не потому, чтобы сам Кирилл был признан еретиком, но потому, что он, в продолжение своего патриаршества после напечатания тех глав, хотя и знал о смятениях, какие произошли от их распространения в Польше и России, не хотел ничего издать в их опровержение. Осуждение Кирилла снова произвело волнения в Церквах, зависевших от Константинопольского престола...
     В Киеве митрополит Петр Могила не ограничился одними вопросами, но употребил все старание для защищения чести патриарха, оказавшего столь важные услуги Церкви Русской, представляя с своей стороны составленное в Киеве «Изложение Российской веры»17. Оно могло служить лучшим доказательством того, что, хотя Церковь Русская и старается об освобождении имени патриарха от нарекания в неправославии, но сама не разделяет тех мнений, какие изложены в «Исповедании», ему приписываемом. Таким образом, по настоянию Петра Могилы, при преемнике Кирилла Веррийского, патриархе Парфении (в 1642 г.), снова произнесено было осуждение на заблуждения, изложенные в так названном «Православном исповедании» Лукаря, но в определении Собора они уже не были приписаны Кириллу Лукарю. В таком виде подписал это определение Петр Могила с прочими епископами малороссийскими. А представленное им «Изложение Российской веры» определено рассмотреть на предполагаемом Соборе в Яссах, который назначен был по просьбе господаря Молдавского Василия Лупулы.
     По свидетельству патриарха Иерусалимского Нектария, книга сия составилась по следующим обстоятельствам: «Петр Могила, когда ему поручена была в управление Киевская митрополия, нашел паству свою зараженною некоторыми новыми мнениями неправоверных. Посему, как добрый пастырь и ревностный защитник веры, он предпринял богоугоднейшее намерение расположить и обратить Российскую Церковь к тому чистому учению, которого она держалась сначала, а все возникшие в ней новые мнения истребить с корнем. Размыслив хорошо о сем деле, он немедленно приступил к исполнению. Вызвал из своей епархии в митрополию славившихся просвещением мужей, и еще прежде того призвал трех подвластных ему епископов. Много рассуждали, и наконец все, с общего совета и согласия, определили: написать краткое изложение веры, и точнейшее рассмотрение оного предоставить Священному Синоду Константинопольской Церкви, которой изначала следовали, дабы те пункты учения, которые она утвердит — и им удержать, и напротив, которые она отвергнет — те и им отвергнуть, как ложные».
     Дело это началось в 1640 году. На Соборе Киевском сего года упомянутое изложение веры было рассмотрено и по окончании Собора представлено на утверждение Константинопольского патриарха и его Священного Собора. На Собор Ясский посланы были митрополитом Петром Могилою игумен Николаевского монастыря Исаия Трофимович, игумен Богоявленского Братского монастыря Иосиф Кононович и проповедник Игнатий Оксенович. А со стороны патриарха прибыли сюда Порфирий, бывший митрополит Никейский, и Мелетий Сириг, известный своею твердостию в Православии и просвещением, а особенно своим обширным опровержением глав, приписываемых Лукарю. Здесь греческие учители читали представленную Петром Могилою книгу, сверяли ее, как свидетельствует патриарх Нектарий, со Св. Писанием. И, усмотрев в ней некоторые мысли неправоверные, очистили ее от всякой примеси нового учения.
     Рассмотренное на Соборе Ясском изложение веры было возвращено патриарху Константинопольскому Парфению, который утвердил его вместе с прочими патриархами, Александрийским Иоанникием, Антиохийским Макарием, Иерусалимским Паисием, и собором епископов и клира константинопольского, 11 мая 1643 г. С сего времени, под названием «Православнаго Исповедания Кафолической и Апостольской Церкви Восточной», оно получило символическую важность не для одной только Российской, но и для всей Православной Церкви. Оставалось издать его в свет, чтобы таким образом противопоставить его лжеправославному «Исповеданию», выданному под именем Кирилла Лукаря. Петр Могила, конечно, сего и ожидал, но книга сия еще двадцать лет оставалась неизданною. Между тем, для Церкви Малороссийской с каждым годом становилась настоятельнее нужда в такой книге, в которой бы с точностью и полнотой излагались главные основания православной веры... Петр Могила в 1645 г. решится напечатать в Киеве сокращение «Православного Исповедения», сперва на польском языке, потом на тамошнем русском18. На польском — для того, как сказано в предисловии к последнему изданию, чтобы заградить уста бесстыдным клеветникам, которые на том же языке дерзают обвинять Церковь Православно-Кафолическую в разных ересях. На русском — для употребления сынам сей Церкви, не только священникам, но и мирянам, особенно детям, обучающимся в училищах... При этом ревностный архипастырь обещал вскоре издать и обширнейшее изложение православной веры, с доказательствами из Св. Писания, святых Соборов и богоносных отцев19. Но ему не суждено было исполнить сие намерение... Он трудился над исправлением славянского перевода Св. Писания, которого первое и дотоле единственное в России издание, Острожское, сделалось редко и недовольно было исправно... Он предпринимал сделать новый перевод житий святых, и для сего выпросил у иноков св. Афонской горы книги Симеона Метафраста на греческом языке. Но ранняя кончина неутомимого архипастыря положила препятствия к совершению сих великих предприятий.
     Среди общих попечений о благе Церкви, Петр Могила обращал особенное внимание на образование духовного юношества. По его ходатайству, при самом вступлении Владислава на престол, православным дозволено было королевскою грамотою иметь свои училища и семинарии. Этим обеспечивалось на будущее время существование Киевской Коллегии. Петр Могила, с своей стороны, дал ей приличное помещение в выстроенном на его иждивение каменном доме, назначил из своего имения и из волостей лаврских несколько деревень на ее содержание, и вообще оказывал учащим и учащимся всякого рода вспоможение...
     Между тем, клеветы иезуитов на Православную Церковь, будто она уклонилась в разные заблуждения, коснулись и училищ, в которых обучали наставники, получившие образование за границею. С другой стороны, простой народ и неученое духовенство восставали и на то, что в новозаведенных училищах обучают латинскому языку. Раздражение недовольных возросло до того, что один раз жизнь наставников и самого Петра Могилы подверглась опасности, так что едва могли успокоить безумных ревнителей. Для оправдания училищ в Православии, один из бывших наставников киевских, Сильвестр Коссов, вскоре после сего волнения, издал особую книжку. И сам митрополит, в сочинении против Кассиана Саковича, с силою защищал изучение латинского и польского языков, указывая на необходимость их знания в Польской державе и для русских, как в гражданском быту, так и в сношениях с иностранцами, вопрошающими о вере, и, наконец, для совершеннейшего богословского образования. «...Ибо, — писал митрополит, — книг богословских на славянском языке немного, а на греческом с трудом их можно найти».
     Приготовляемое к духовному званию юношество должно не только обладать особым, богословским образованием, но и иметь особенную благочестивую настроенность духа. Имея это в виду, святитель Киевский дал своим воспитанникам руководство для упражнения в молитве и благочестивых размышлениях — в книге, названной им «Анфологион, или собрание цветов». Посвящая сию книгу «благонравным спудеом (студентам) школ киевских», он писал юношам: «Часто приходило мне на мысль, что в сем училище не только должны быть преподаваемы высшие науки, но и особенно должно быть посеваемо в сердцах ваших, юноши, благочестие. Посему я перевел некоторые духовные размышления и приказал было трудящимся при мне и в вашем училище, собрав оные и распорядив, прилично вашему возрасту, издать их в свет. Но ни у одного из тех людей, при всем усердии, не нашлось для этого дела свободного времени, как и вам не безызвестно, частью по непрерывным беспокойствам и хлопотам, частью по иным церковным и школьным делам. Видя это и приведши себе на мысль, что кто ищет времени, тот теряет время, я решился сам, в настоящее цветущее, весеннее время, в виде отдыха от ежедневных трудов и хлопот, собрать для вашего цветущего — юношеского и детского возраста, благоухающие цветы благочестивых размышлений и умилительных молитв, на лугах богодухновенных церковных учений и Св. Писания, и, в знак моего отцовскаго усердия, принести их в дар всему вашему содружеству, т.е. конгрегации школ киевских»20.
     Сколько в одном этом посвящении видно любви к юному возрасту и чистой пастырской ревности о благочестии! Удивительно ли после сего, что Коллегия Киевская так быстро взошла на высокую степень совершенства и, как свидетельствует сам Петр Могила, успела образовать многих благочестивых и ученых мужей на служение Церкви? Но всего беспристрастнее в настоящем случае будет выслушать отзыв об училищах киевских отступника Православия Кассиана Саковича. Побуждая униатских епископов к заведению у себя училищ, он писал: «Вы скажете, что есть у вас училища при соборных церквах... Они ничего не значат не только пред латинским, но и пред училищами отца Могилы».
     Такие услуги Петра Могилы для Церкви и просвещения тем достойнее уважения, чем более Православие подвергалось опасности со стороны ревнителей унии и государства, ей покровительствующего...21 Еще не достигши преклонных лет, он уже приблизился к концу своего земного поприща22. Обращая взор на протекшую свою жизнь, он мог сказать: «Все, что имел я, то посвятил, вместе с собою, на хвалу и служение Богу». Той же цели посвятил он и остатки своего имущества. В духовном завещании, составленном за восемь дней до кончины, он объявил первою своею наследницею Киевскую Коллегию, которой существование, как единственный залог, желал упрочить и на будущие времена. Ей оставил он значительные суммы на содержание, свою библиотеку на разных языках и недвижимую собственность, для нее приобретенную. Поручал ее покровительству знатнейших тогда защитников Православия и умолял их милосердием Божиим о сохранении ее навсегда. А наставников ее обязывал, чтобы они жили по данным от него правилам, и по смерти его в каждый четверток совершали о нем поминовение. Прочее свое имущество Петр Могила разделил киевскому собору, Лавре, бедным монастырям и церквам, им воздвигнутым из развалин, исключая вотчины, которые передал своему брату Моисею, единственному тогда потомку рода Могил. Досточтимый архипастырь скончался 31 декабря 1646 года, и 9 марта следующего года тело его, согласно с завещанием, положено в большой церкви Киево-Печерской Лавры.


Прославление
     «Могила скрыла от нас нашего Могилу. При этом пастыре принялась у нас добрая нива. Не можем достаточно оплакать Могилу: был он нам отец и пастырь любезный. Любезного любезно приняли на небе, а нам бы надобен был второй Могила... Мы плачем, ты же утешен при Господе — пекись же о нас, пастырь. Пусть, сея слезами, пожнем радостью, но без твоих молитв мы этого не достигнем» — так писал один из учившихся при свт. Петре Могиле в Киевской Коллегии питомцев, ее будущий ректор, а позже архиепископ Черниговский Лазарь Баранович23.
     Величие деяний свт. Петра на благо Святой Православной Церкви признавали как современники архипастыря, так и потомки. «Имя Петра Могилы — одно из лучших украшений нашей церковной истории. Он, несомненно, превосходил всех современных ему иерархов не только Малорусской, но и Великорусской Церкви и даже всей Церкви Восточной, — превосходил своим просвещением, еще более своею любовию к просвещению и своими подвигами на пользу просвещения и Церкви. Для своей Малорусской Церкви он оказал величайшую услугу тем, что отстоял пред королем Владиславом IV главнейшие ее права, поруганные латинянами и униатами, и мужественно защищал ее в продолжение всего архипастырского служения; восстановил в ней многое, прежде ниспровергнутое или разрушенное врагами и положил в ней начало для лучшего порядка вещей. Всей Русской Церкви оказал великую услугу основанием и обеспечением своей Коллегии, послужившей первым рассадником и образцом для духовно-учебных заведений в России. Всей Православной Восточной Церкви — тем, что заботился составить “Православное исповедание”, принятое и одобренное всеми ее первосвятителями и доселе остающееся ее символическою книгою» — писал выдающийся историк Русской Православной Церкви митрополит Макарий (Булгаков)24.
     «Знатный по происхождению, сильный своими связями с могущественными польскими и западно-русскими аристократами, высоко стоящий между современниками по своему уму и образованию, Могила совмещал в себе много данных, обеспечивавших успех его предприятий. Эти данные в связи с лучшими условиями, в каких ко времени Могилы находилась Западно- Русская Церковь, достаточно уже окрепшая чрез постоянную борьбу с своими врагами и значительно увеличившая свои научные и нравственные силы, были главными причинами, что деятельность этого иерарха, всецело посвященная на служение Православию, увенчалась последствиями гораздо более плодотворными, чем каких достигали предшествовавшие ему ратоборцы. Возвращение и укрепление многих нарушенных чрез введение унии прав Западно-Русской Церкви, основание в Киеве высшего учебного заведения, имевшего решительное влияние на ход образования не только в Южной, но и в Северной Руси, восстановление из развалин древнейших киевских храмов — вековых памятников народной святыни, исправление богослужебных книг, очищение и систематизация церковной обрядности, издание знаменитого Требника, составление не менее знаменитого Катехизиса, — все эти и многие другие выдающиеся явления в истории Западно-Русской Церкви или всецело, или по преимуществу принадлежат эпохе Могилянской, делая имя Петра Могилы приснопамятным всякому» — отмечает крупнейший биограф свт. Петра Могилы С. Голубев.
     Ежегодно в Киевской Коллегии, названной в память о почившем святителе Киево-Могилянской и со временем обретшей статус Академии, которого для нее добивался еще сам архипастырь, в день кончины владыки Петра служили соборную панихиду.
     При взрыве 3 ноября 1941 г. Великой Успенской церкви Киево-Печерской Лавры, место упокоения мощей свт. Петра было разрушено. В 1982 г. археолог Виктор Харламов обнаружил на этом месте серебряные пластины с гербами почившего митрополита и эпитафией.
     6 декабря 1996 г. Священный Синод Украинской Православной Церкви постановил причислить свт. Петра Могилу к лику местночтимых святых. Чин прославления святителя состоялся 15 декабря в Трапезном храме Киево-Печерской Лавры.

Молитва святителю Петру Могиле
      О великий угодниче Христов, святителю отче Петре, тезоимените святому Апостолу Петру не токмо по имени, но и по ревности и трудах, услыши нас, грешных, вопиющих к тебе о помощи, ибо и ныне, аки и прежде, восстали и воюют еретики, раскольники и сектанты на веру святую Православную и верных чад ея. Святителю отче Петре, зная ревность твою в защите веры святыя Православныя, усердно молим тя: испроси нам у Владыки и Господа нашего Иисуса Христа крепость и силу твердаго и непоколебимаго исповедания Православныя веры, мужество в одолении врагов и на всяк час готовность положити душу свою за Христа и Бога нашего. Святителю отче наш Петре, просим и молим тя: поспеши на помощь нам, усердно зовущим тя, и разори козни всех мыслящих нам злая. Пламенною молитвою твоею у Престола Божия сохрани храмы, обители, грады, веси, домы и души наша православныя во всяком благочестии и чистоте. Да всегда чистым сердцем и едиными усты исповедуем, славим, благодарим, хвалим, почитаем и превозносим в Троице славимаго Бога: Отца, и Сына, и Святаго Духа ныне, и присно, и во веки веков. Аминь.

Молитва иная
      Пречестная и священная главо, благодати Святаго Духа исполненная, Спасово со Отцем обиталище, великий архиерее, теплый наш заступниче, святителю Петре! Предстоя у Престола всех Царя и наслаждаяся света Единосущныя Троицы и херувимски со Ангелы возглашая песнь Трисвятую, великое же и неизследованное дерзновение имея ко Всемилостивому Владыце, моли спастися паствы Христовы людем, благосостояние святых Церквей утверди, архиереи благолепием святительства украси, монашествующия к подвигом добраго течения укрепи, царствующий град и вся грады и страны добре сохрани, и веру святую непорочну соблюсти умоли; мир весь предстательством твоим умири, от глада и пагубы избави ны, и от нападения иноплеменных сохрани, старыя утеши, юныя настави, безумныя умудри, вдовицы помилуй, сироты заступи, младенцы возрасти, плененныя возврати, немощствующия исцели, и везде тепле призывающия тя и с верою притекающия к тебе и усердно припадающия и молящияся тебе от всяких напастей и бед ходатайством твоим свободи. Моли о нас Всещедраго и Человеколюбиваго Христа Бога нашего, да и в день Страшнаго Пришествия Его от шуияго стояния избавит нас, и радости святых причастники сотворит со всеми святыми во веки веков. Аминь.

Тропарь святителю Петру Могиле
Тропарь, глас 4:
      Яко вертоградарь трудолюбивый был еси, святителю отче Петре богомудре, ученьми своими всю землю нашу удобрил еси, молитвами угодников Печерских присно укрепляемь. Темже купно с ними Престолу Царя Славы предстоя, молися во еже паству свою от зловерия суемудрых оградити, град сей и страну нашу от всяких бед избавити, людям же подати мир и велию милость.

Кондак, глас 8:
      Благочестия и догматов отеческих ревнителю, светильниче митрополии Киевския, святителю отче Петре, сподвижник преподобнаго Иова во ограждении Церкви Православныя воистину явился еси. И противу козней диавольских безбоязненно вооружился еси. Тем же и ныне не премолчи о нас молитися ко Господу, во еже спастися душам нашим.

Величание
      Величаем тя, святителю отче наш Петре, и чтим святую память твою, ты бо молиши о нас Христа Бога нашего.

     Прим.
* Приводится в сокращении текст из: Петр Могила, митрополит Киевский. Б. м. и г. [издание сер. — 2-й пол. XIX в.]. Крупнейшим сочинением о свт. Петре Могиле является труд: Голубев С. Т. // Киевский митрополит Петр Могила и его сподвижники: в 2-х тт. — Киев, 1898. Одной из крупнейших работ, систематизирующих историографию о свт. Петре Могиле, является: Жуковский А. // Петро Могила и труды по единению Церкви. — Киев, 1997. Библиографию о свт. Петре Могиле см. также в: Голобуцький П. В. // Петро Могила (1596-1647): библиографический справочник. — Киев, 2003. В недавнее время опубликованы два новых церковных жизнеописания свт. Петра Могилы: краткое — Жиленко И. Жизнеописание святителя Петра Могилы // Древний Киево-Печерский молитвослов. — Киев, 2008.; пространное — Алатарцева И. // Святитель Петр Могила. — Киев, 2001.
  • 1 «Петр Могила, сын Молдавского господаря Симеона и венгерской княжны Маргареты, родился 21 декабря 1596 г. Относительно этой даты есть расхождения между исследователями жизни П. Могилы. Эту дату устанавливает крупнейший биограф и исследователь Киевского митрополита Голубев («Киевский митрополит Петр Могила...», т. 1, стр. 6-8) на основании панегириков, которые составлялись П. Могиле на день его именин и где сказано, что он «родился незадолго до праздника Рождества Христова, именно 21 декабря, в день памяти Киевского митрополита св. Петра, в честь которого ему и дано имя». В то время многие знатные семьи в Европе стремились связать историю своего рода с далеким прошлым. Не стали исключением и Могилы. О их происхождении существовали две генеалогические легенды. Одну легенду создали польские геральдисты. Она гласит, что Могилы являлись потомками легендарного древнеримского воина-героя Муция Сцеволы и получили свою славянскую фамилию, означающую могилу или холм, в память о том, как один из них положил в могилу множество врагов. Другая легенда отражена в молдавских летописях и утверждает, что когда в 1486 г. во время боя с венграми под молдавским воеводой Стефаном Великим был убит конь, то один приближенный Стефана, по имени Пуриче, не только отдал полководцу своего коня, но и стал на колени, помогая невысокому ростом воеводе сесть верхом, за что позже удостоился награды и почетного имени Могила — как послуживший «холмом» для опоры вождя. Документально фамилия Могил среди знатных особ прослеживается с 1499 г.^
  • 2 «Свою политическую деятельность семья Могил осуществляла при поддержке польского короля и из-за этой однобокой политики не могла долго удержаться на престоле румынских княжеств». «В результате придворных интриг в октябре 1607 года заговорщики отравили отца Петра Могилы, а его мать с малолетними детьми перебралась в Польшу... К тому времени Могилы были уже известными в православных землях Речи Посполитой ктиторами и защитниками Православия. Так, отец будущего митрополита вместе с его дядей Иеремией построили при Львовском братстве Успенский храм; двоюродная сестра Петра — Раина Вишневецкая — известна как благодетельница Густынского, Мгарского, Ладинского и других монастырей».^
  • 3 Хотя нет никаких документальных сведений о месте учебы, почти все исследователи биографии Могилы согласны в том, что «первоначальное образование П. Могила получил от наставников дружественно расположенного к его фамилии Львовского братства, а окончательное в заграничных университетах».^
  • 4 В обществе того времени существовал обычай: окончив учебу, юноша поступал на придворную службу к кому-нибудь из магнатов, где обретал навыки военного искусства и светских манер. В случае, когда магнат принимал к себе юношу-сироту, он брал обязательство заботиться о нем... Юный Петр поступил на службу к коронному канцлеру, гетману Станиславу Жолкевскому, и на всю жизнь сохранил уважение к этому глубоко порядочному «истинному рыцарю».^
  • 5 Опекунство С. Жолкевского продолжалось аж до его смерти в 1620 г. под Цецорой, где турки наголову разбили польские войска. Можно предположить, что П. Могила, как старшина польской армии, принял участие вместе со своим опекуном в этой битве... Об этом событии не упоминают панегиристы Могилы потому, что эта битва явилась большим поражением. Об участии П. Могилы в битве под Хотином 1621 г. уже имеются достоверные данные источников... После смерти С. Жолкевского Могила был совершеннолетним, но имел протектором польского гетмана Ходкевича, с которым принял участие в Хотинской битве.^
  • 6 После смерти С. Жолкевского он решил переселиться из Вельского воеводства и обратил свое внимание на Киевщину. Могила часто посещает Киев, начиная с 1622 г. Ездит в Киев на праздники Успения Богородицы в 1624, 1625, 1626 и 1627 гг. В это время Петр Могила приобрел в окрестностях Киева немалые имения... В Киеве Могила посещал митрополита Иова Борецкого, с которым вскоре подружился... Молодой Петр был свидетелем упадка православной веры в начале XVII в. как в Молдавии, так и на украинских землях под Польшей из-за действий католиков и сторонников унии, а также видел активизацию сопротивления против латино-униатской пропаганды... Он включается в тогдашнее религиозное движение, которое стремилось спасти православную веру, особенно под влиянием митрополита И. Борецкого, который указал ему на опасное положение прадедовской Церкви.^
  • 7 Этот выбор был утвержден королевской грамотой Сигизмунда III — 29 ноября 1627 г., а сам «акт посвящения Могилы на Киево-Печерскую архимандрию совершен был в декабре 1527 года» Остается еще выяснить вопрос, как долго П. Могила был обычным монахом, то есть время от принятия монашества до посвящения в архимандрита. Уже С. Голубев опровергает утверждение, что П. Могила принял монашество в 1625 г., самими писаниями митрополита, на основании которых видно, что в 1626 и 1627 гг. он не находился постоянно в Киеве, а также запиской А. Кальнофойского, из которой следует, что Могила стал Киево-Печерским архимандритом, не проходя монашеского стажа.^
  • 8 Имеется в виду первое печатное издание «Киево-Печерского Патерика», осуществленное в 1635 г. на польском языке под названием «Патерикон».^
  • 9 Описание Лавры с ее пещерами и новых чудес у мощей Киево-Печерских святых было издано в 1638 г. на польском языке под названием «Тератургима». Приводимые в «Тератургиме» рассказы о чудесах заимствованы из личных записей свт. Петра Могилы. В этих записях подвижник отмечал не только лаврские чудеса, но и чудеса, произошедшие в разных уголках православного мира. Большинство рассказов о чудесах свт. Петр записывал со слов очевидцев, а некоторые чудеса совершились почти на его глазах. Так, в 1629 г. жительница города Белой Церкви католичка Марина Пашковская, страдавшая слепотой и слышавшая об источении в Лавре целебного мира от глав древних святых, попросила архимандрита Петра Могилу прислать ей немного мира и, помазав глаза, обрела исцеление. В том же году отцу Петру довелось совершить в лаврском имении Рубежовке малое освящение воды и окропить новый дом своего слуги Станислава Третьяка. Жена Станислава сберегла остаток освященной воды в особом сосуде. В течение года эта вода превратилась в вино, которое и показали отцу Петру при его новом визите в село в 1631 г. В данному случае, свидетельство о чуде архимандрит принимал под присягой.^
  • 10 Киевское Братство с монастырем и школой при нем было основано в 1615 г. Лаврское училище учреждено свт. Петром Могилой в 1631 г. и в следующем 1632 г. объединено с Братской школой в Киевскую Коллегию.^
  • 11 «В результате политики католических правителей Речи Посполитой с середины XVI в. распространилась практика раздачи епископских кафедр светским людям в качестве вознаграждения за оказанные услуги. Поставленные таким образом иерархи, не подготовленные к исполнению архипастырских обязанностей, озабоченные прежде всего обогащением себя и своих родственников, ведшие неподобающий образ жизни... все больше вызывали к себе враждебное отношение паствы. В епископах видели одно из главных препятствий на пути проведения преобразований, которые позволили бы сохранить и укрепить позиции Православия. Особенно активно проявляли свое недовольство православное дворянство и объединения православных мещан — братства. Многие братства энергично добивались, в ряде случаев успешно, своего освобождения из-под власти епархиальных архиереев и подчинения Константинопольскому Патриарху... В этих условиях у епископов Киевской митрополии постепенно стало складываться решение избежать угрожавшей им опасности, подчинившись власти Римского папы... Влиятельнейший православный вельможа кн. К.К. Острожский обратился к королю с просьбой о созыве Собора для обсуждения сложившегося положения, но король, не ожидая от такого шага желаемых результатов, просьбу отклонил, предложив православным повиноваться своим епископам. 25 июля 1595 г. кн. Острожский обратился к православным Речи Посполитой с окружным посланием, напечатанным в Острожской типографии, с призывом следовать вере отцов и не признавать епископов, согласившихся на унию с Римом, своими пастырями... Папа издал апостольскую конституцию “Magnus Dominus”, которой удовлетворил просьбу западнорусских епископов о сохранении в Киевской митрополии своих обрядов и церемоний, но “если только эти обряды не противоречат истине и учению католической веры и не препятствуют общению с Римской Церковью”... После того как в Бресте на назначенный митрополитом Собор съехались сторонники унии, противники унии под защитой войск кн. Острожского собрались также в Бресте на свой собор... 9 октября 1596 г. Собор, созванный митрополитом, провозгласил присоединение Киевской митрополии к Римской Церкви. В этот же день на православном Соборе протосинкелл Никифор объявил о низложении заключивших унию епископов... Произошел раскол духовенства и мирян Киевской митрополии на сторонников и противников унии с Римом. К последним в то время принадлежало очевидное большинство и клира, и паствы... Государственная власть последовательно исходила из того, что единственной законной Церковью для православного населения Речи Посполитой является униатская... Православное духовенство и дворянство предприняли ряд попыток убедить правящие круги Речи Посполитой отказаться от такой политики как незаконной, нарушающей традиционные нормы права и вредной для самого гос-ва. Однако все эти обращения были безрезультатны…» (Флоря Б.Н. Брестская уния // Православная Энциклопедия Т 6. - Москва, 2003).^
  • 12 «В 1610-1620 гг. на территории Речи Посполитой действовал только один православный иерарх — Львовский епископ Иеремия (Тиссаровский). Существовала опасность, что с исчезновением православной иерархии на территории Киевской митрополии постепенно исчезнет и православное духовенство. Эта опасность была устранена, когда в 1620 г. Иерусалимский Патриарх Феофан IV, посетивший Киев, поставил православных епископов и нового митрополита — Иова (Борецкого). Восстановление иерархии было результатом совместных действий духовенства, братств, православной шляхты и запорожского войска, которое взяло Патриарха под свою защиту... Поставление православных епископов вызвало резко враждебную реакцию властей Речи Посполитой, были изданы универсалы об их аресте, и большая их часть не имела возможности находиться на территории своих епархий. Новые православные иерархи могли действовать лишь там, где им была обеспечена опека либо светских патринов, либо казацкого войска. Именно в это время Киев, в котором находился митр. Иов и его сподвижники, стал не только административным центром митрополии, но и главным очагом духовной жизни православного об-ва на территории Речи Посполитой» (Флоря Б.Н. Западнорусская митрополия. 1458-1686 гг. // Православная Энциклопедия. — Т. «Русская Православная Церковь». — Москва, 2000).^
  • 13 Оправдание того, что свт. Петр Могила был избран на Киевскую кафедру при правящем митрополите Исаии Копинском, историки видят в новых обстоятельствах, в которых оказалась Православная Церковь в Речи Посполитой после смерти Сигизмунда. Владыка Исаия был уже стар, принадлежал к плеяде непризнанных польской властью иерархов и в качестве возможной опоры для православных Речи Посполитой рассматривал покровительство со стороны соседнего Московского государства. В условиях, когда в лице Владислава польская власть решилась на компромисс с православными, предпочтительнее выглядел молодой и энергичный, авторитетный в глазах властей и дипломатичный архипастырь, который бы, стойко охраняя права Церкви, не являлся оппозиционером по отношению к новому королю. Дабы не провоцировать смуту в Киеве, где пребывал владыка Исаия, хиротония свт. Петра Могилы в сан митрополита была совершена 28 апреля 1633 г. во Львове. С прибытием в Киев свт. Петру удалось убедить многих сторонников владыки Исаии признать избрание нового митрополита, после чего Копинский неоднократно подавал иски в суд, но вынужден был оставить первосвятительскую кафедру (Жуковский А. // Петро Могила... ).^
  • 14 «Требник» свт. Петра Могилы был издан типографией Киево-Печерской Лавры в конце 1646 г. Митрополит Макарий (Булгаков) отмечает: «В прежних Требниках действительно находились несогласия, погрешности, и многое нужное было опущено, а ненужное прибавлено. И Могила имел целью дать православным священникам такой Требник, из которого они научились бы понимать самый смысл таинств и обрядов и совершать их правильно, одинаково и согласно, и в котором не было бы ни погрешностей... Он не вновь сочинил свою книгу, а собрал и почерпнул ее, как сам выражается и предисловии, из греческих Евхологиев и стародавних рукописных славянских Требников и, прибавим, отчасти даже из Требника римского... Вместе с чинопоследованиями таинств и важнейших обрядов он поместил особые статьи, в которых изъясняет их смысл и значение, их существенные условия и принадлежность, равно как и поведение священника при совершении их; перечисляет различные случаи, какие могут встретиться при совершении того или другого таинства или обряда, и дает наставления, как поступать в таких случаях... В объяснительных статьях Могилы встречаются мнения, не принятые Православною Церковью... Эти мнения существовали и Малорусской Церкви еще до Могилы в качестве православных, излагались даже в печати» (История Русской Церкви. — Кн. 6. — Москва, 1996. «К Могилянскому Требнику обращались не только в XVII, но и в последующих веках, и не только на Украине, но и в России» (Жиленко И. // Жизнеописание святителя Петра Могилы).^
  • 15 В оригинале приводимого в сокращении издания о свт. Петре Могиле полемика относительно поучений и количества храмов описана в примечаниях. Приведенные свт. Петром слова Священного Писания заимствованы из 2-го послания св. ап. Павла к коринфянам: «Чтоб я не превозносился чрезвычайностью откровений, дано мне жало в плоть, ангел сатаны, удручать меня... Трижды молил я Господа о том, чтобы удалил его от меня, но Господь сказал мне: Довольно для тебя благодати Моей, ибо сила Моя совершается в немощи» (2 Кор 12,7—9).^
  • 16 Деятели Православной Церкви на Украине в значительной мере использовали опыт протестантов для внутренней реорганизации и усовершенствования церковной жизни. В ряде случаев они сообща с последними боролись с католиками и особенно иезуитами.^
  • 17 Точнее: «Изложение веры Церкви Малой России».^
  • 18 Это сочинение вышло с заглавием «Собрание короткой науки об артикулах веры...» и известно в кругах историков также под названием «Малого Катехизиса» свт. Петра Могилы.^
  • 19 «Доселе православные на Востоке и в России пользовались... древними исповеданиями и изложениями веры, направленными против древних ересей, а вместе и теми вероизложениями, которые написаны были по отпадении Римской Церкви от Православной Кафолической и направлены против латинских заблуждений. Но с XVI в., когда на Западе появилась Реформация... прежние изложения веры православных оказывались уже недостаточными: в них нельзя было находить прямых ответов на новые вопросы и против новых заблуждений» (История Русской Церкви...).^
  • 20 «Анфологион» издан в 1636 г.^
  • 21 Свидетельства некоторых современников о жесткости, а иногда и силовых мерах со стороны свт. Петра Могилы в решении внутрицерковных проблем административного и дисциплинарного порядка и внешних тяжбах за земли, отторгнутые у православных храмов и монастырей, следует воспринимать с учетом того, что подобные меры соответствовали духу времени и в определенных ситуациях воспринимались как единственно результативные. Требовательный к другим, свт. Петр был столь же требователен и к себе. В его писаниях отражено самое искреннее понимание своей ответственности за принятое на себя служение. По словам современного ему киевского шляхтича Иоакима Ерлича, свт. Петр «жил благочестиво, хорошо и трезво, подвизался в добрых делах и заботился о целости Церкви Божией». Один биограф XVIII в. утверждает, что архипастырь-подвижник носил на теле жесткую власяницу и железную цепь.^
  • 22 Очень мало известно о состоянии здоровья и причине смерти митрополита Могилы, который прожил только 50 лет... Чувствуя приближение своей кончины, 22 декабря 1646 г., Петр Могила написал духовное завещание, в котором отметил: «Поскольку ничего более смерти определеннейшего человеку нет, а час в Божиих тайнах самого Бога пребывает... будучи болезнью посещенный от Господа Бога и не желая оставить в каком-либо непорядке дом мой, от Господа Бога мне в управление порученный, все мои намерения отдав во всемогущую волю Божию, учиняю краткое воле моей, поскольку так Господь Бог определил, такое последнее завещание.»^
  • 23 Лазарь (Баранович; 1616 — 3 сентября 1693) — православный церковный, политический и литературный деятель II половины XVII века, архиепископ Черниговский и Новгород-Северский, местоблюститель Киевской митрополии, ректор и игумен Братского училищного монастыря, ректор Киево-Кирилловского монастыря, основатель Черниговского книгоиздательства.^
  • 24 Макарий (Булгаков Михаил Петрович; 19.09.1816, село Сурково, Новооскольский уезд, Курская губерния — 9.06.1882, Москва) — епископ Православной Российской Церкви, историк церкви, богослов. С 8.04.1879 — митрополит Московский и Коломенский. Ординарный академик Академии наук (1854).^


  • Киево-Печерский патерик


    Православный календарь

    Сентябрь 2018
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    27 28 29 30 31 1 2
    3 4 5 6 7 8 9
    10 11 12 13 14 15 16
    17 18 19 20 21 22 23
    24 25 26 27 28 29 30

    События календаря

    Нет событий

    Обсуждение на форуме


    Статистика:Каталоги:Рекомендуем:
    Яндекс.Метрика
    Яндекс цитирования HD TRACKER - фильмы DVD, кино, HDTV, Blu-Ray, HD DVD, скачать, torrent, торрент
    Все материалы публикуются исключительно с разрешения правообладателей. ©   | Поддержка сайта - Дизайн студия КДК-Лабс 2005-2011 гг.