Вход

Изображения в галерее

810_59.jpg
801_59.jpg
835_73.jpg

Главная

МИТРОПОЛИТ ЯРОСЛАВСКИЙ АГАФАНГЕЛ (ПРЕОБРАЖЕНСКИЙ) ч. 2


     В декабре владыка Агафангел вернулся в Ярославль. Поначалу он снял небольшую комнату в частном доме, где у него была и столовая, и спальня, и канцелярия, здесь он принимал приходящих к нему по духовной надобности священнослужителей и мирян. Только уже незадолго до его кончины верующие выстроили митрополиту отдельный домик, где у него были три небольшие комнаты. Странное положение установилось в епархии. Митрополит Агафангел был правящим архиереем, а подчиненный ему викарий, архиепископ Серафим, был главой всей Российской Православной Церкви. Но митрополит не возражал. Он правил Ярославской епархией в тех условиях, в которые его поставил Господь, понимая, что при богоборчестве, принятом властями за официальную идеологию, многими расколами могли кончиться разномыслия архипастырей, пастырей и православных мирян. И он не вмешивался в общецерковные распоряжения архиепископа Серафима, которые тот отдавал приезжавшим архиереям.
     Архиепископ Серафим вскоре был вызван в Московское ГПУ, где Тучков предложил ему принять свои условия легализации. Архиепископ отказался, сославшись на то, что он не может принимать принципиальные решения в отсутствие старших архиереев. В начале апреля 1927 года из заключения был освобожден митрополит Сергий, и 7 апреля архиепископ Серафим сдал ему дела управления. Церковная жизнь в Ярославской епархии вошла в обычное русло, и казалось, что время расколов прошло.
     29 июля появилась декларация митрополита Сергия1. В Ярославской епархии она не вызвала никакой реакции. Владыка Агафангел, прочитав декларацию, послал протоиерея Дмитрия Смирнова в цензуру испросить разрешения на распечатку. В цензуре согласились, но с условием не печатать никаких отдельных посланий, в которых бы эта декларация комментировалась2. Выслушав о. Димитрия, митрополит решил совсем отказаться от печатания. Неудобно было бы ему, бывшему кандидату в Местоблюстители, печатать декларацию митрополита Сергия и не выступить со своим архипастырским словом.
     Викарий Ярославской епархии архиепископ Иосиф (Петровых) был возведен митрополитом Сергием в сан митрополита и получил назначение на Ленинградскую кафедру, но ГПУ запретило ему въезд в город. Тогда митрополит Сергий назначил его в Одессу, но туда владыка Иосиф не поехал сам. Оба викарных архиерея митрополита Агафангела, архиепископы Иосиф и Серафим, были против декларации митрополита Сергия. И как горячо убеждали они старца всего год назад отказаться от притязаний на пост Местоблюстителя и не ссориться с митрополитами Петром и Сергием, так же горячо теперь они убеждали его отделиться от заместителя Местоблюстителя. Спорили с митрополитом Агафангелом с такой несомневающейся убежденностью, с такой решимостью идти по выбранному пути до конца, что владыка-старец видел — назревают новая смута и раскол.
     В конце 1927 года некоторые архиереи заявили о своем отделении от митрополита Сергия, высказав намерение править епархиями самостоятельно. В начале января 1928 года к митрополиту Агафангелу пришли архиепископ Угличский Серафим и митрополит Иосиф и стали убеждать владыку отойти от митрополита Сергия. То, чем дорожил владыка Агафангел более всего — мир церковный — явно нарушался. И архиепископ Серафим, и митрополит Иосиф в своих убеждениях были непреклонны. Митрополит Иосиф, оставшийся без кафедры, с неясной перспективой относительно своего места в церковной иерархии, готов был пойти на крайние действия. Разговор был столь тяжел, что после отъезда архиереев у митрополита случился сердечный приступ. И затем здоровье его настолько ухудшилось, что 30 января он совершил в ярославском Свято-Духовом храме свое последнее богослужение и уже не смог служить до самой кончины.
     Назревающие церковные расколы, угроза ярославской пастве обуяться религиозными смятениями — все это окончательно сокрушило здоровье владыки. Два года прошло, как окончилась ссылка митрополита-исповедника, но оказалось, что трудности тюремного заключения и ссылки переносимы легче, чем те внутренние скорби, которые обрушились на него теперь, глубоко раня душу и сердце. По правде сказать, он от самого своего освобождения из Пермской тюрьмы весной 1926 года не знал отдохновения и покоя. Угрозы расколов и смятений, опасение послужить им каким-либо своим действием или словом, сделать что-либо к соблазну верующих — это ощущалось тяжелее, чем гонения от безбожников за имя Христово и ссылка. А возраст уже таков, что не будет времени исправлять ошибки. Не будь горячей настойчивости архиереев, не будь вроде бы достоверных сведений, что в других епархиях царит церковная смута и многие отделяются от митрополита Сергия, митрополит Агафангел вряд ли подписал бы какой-либо документ, касающийся вопросов церковной политики.
     На именины митрополита Агафангела 5 февраля съехались поздравить владыку викарные архиереи — архиепископы Серафим (Самойлович), Варлаам (Ряшенцев) и епископ Ростовский Евгений (Кобранов), приезжали поздравить священники и миряне. На следующий день митрополит передал своему секретарю протоиерею Димитрию Смирнову декларацию об отделении от митрополита Сергия и попросил, чтобы тот отнес один экземпляр в местное ГПУ, а другие раздал благочинным3. После того как ярославская декларация была предана огласке, с митрополитом случился новый сердечный приступ, а затем сердечные приступы не оставляли его до самой кончины.
     Митрополит Сергий, получив документ об отходе от него Ярославской епархии, был чрезвычайно обеспокоен этим обстоятельством. Ширилось церковное движение, которое, как он считал, не имеет положительной перспективы. Девятнадцатый век не вернется, советская власть будет еще долго править страной. Все старые общественные движения, боровшиеся с нею, выдохлись, а она так поставила дело воспитания молодежи, что совершенно отделила ее от Православной Церкви. У Церкви не осталось никакой возможности воспитывать детей. Через десяток-другой лет вырастет поколение, для которого Православная Церковь с ее церковно-славянским языком, древним богослужением будет выглядеть музейной реликвией. Отход митрополита Агафангела только умножал общее смятение. На этом фоне агенты советской власти будут делать все, чтобы углублять и укреплять расколы4.
     Митрополит Сергий послал митрополита Серафима (Александрова)5 в Ярославль с объяснениями подробностей настоящего церковного положения, желая убедить митрополита Агафангела отказаться от организации автокефалии в Ярославской епархии. Митрополит Сергий писал: «Со своей стороны не нахожу достаточно сильных слов, чтобы умолять Вас сохранить общение с нами, потерпев еще немного нашим немощам, пока не выяснится с определенностью, куда мы хотим вести церковный корабль: к сравнительно ли сносному существованию в данных условиях или к гибели, стремимся ли мы к утверждению веры или жертвуем ею ради личного благополучия. Разорвать общение всегда можно, если будут к тому несомненные основания; но разрывать общение и раскалывать тело церковное по причинам воображаемым и еще только ожидаемым и предполагаемым, подумайте, какой это рискованный и ответственный шаг и к каким последствиям это может повести и для Церкви, и для самого учиняющего...
     Но мы с Вами подошли уже к той черте, у которой все земные ценности и всякие земные счеты теряют свою абсолютную значимость; и остается только одно: дать добрый ответ на судище Христовом. Во имя этого нашего общего упования и во имя блага святой Церкви прошу Вас и молю, не разрывайте общения с нами, не переходите на сторону наших врагов, которых у нашего дела и без того много. Останьтесь с нами и своим авторитетным именем и своим мудрым советом поддержите наши усилия над устроением церковных дел и тем остановите и начинания других, стремящихся к разделению. Поверьте, что ни веры святой мы не предаем, ни от свободы церковной мы не отрекаемся и не намерены отрекаться. Мы только не закрываем глаза на ту обстановку, среди которой нам приходится действовать, и полагаем, что, как бы ни связывала нас эта обстановка, мы не можем оправдать ею своей бездеятельности: мы должны действовать и делать то, что можем в данных условиях...»
     Ярославские архиереи остались при прежней позиции, и митрополит Сергий послал к ним еще раз для объяснений архиепископа Вятского Павла (Борисовского)6, передав с ним письмо. Митрополит Агафангел уклонился от прямого ответа, сославшись на то, что ни митрополита Иосифа, ни архиепископа Серафима нет уже в Ярославской епархии.
     В ответ митрополит Сергий писал: «Ваше Высокопреосвященство утверждаете, что раскола Вы учинять не намерены, так как «отделяетесь не по разномыслию в вере, а только в порядке административного управления». Но по мысли канонов расколом называется именно разделение не из-за веры, а из-за вопросов, допускающих врачевание, или же из-за нежелания подчиниться распоряжению законной церковной власти («самочинное сборище»). Что же касается сохранения молитвенного общения при административном разрыве, то можно весьма сомневаться даже в том, возможны ли вообще или, точнее, канонически законны ли такие отношения между двумя архиереями, принадлежащими к одной и той же Поместной Церкви и признающими над собою одного и того же духовного главу в лице первого епископа. Но если такие отношения и возможны где-либо фактически, то только между архиереями, административно друг от друга не зависимыми и не связанными друг с другом никакими обязательствами. Между тем, по распоряжению нашего первого епископа я имею тяжкий долг заменять его; несу все его обязанности по управлению Русской Церковью и потому имею право ожидать от своих собратий-епископов того же канонического послушания, какими они обязаны по отношению к самому первому епископу. Объявить себя состоящим в послушании первому епископу и в то же время административно порвать с заместителем, которого первый епископ поставил, значило бы противоречить самому себе. «Приемляй, аще кого послю, Мене приемлет» (Ин. 13,20) и, наоборот; это общий закон, не допускающий исключений.
     Таким образом, административный разрыв со мною — заместителем первого епископа Русской Церкви не может быть признан деянием безразличным для епископов той же Церкви, а будет, несомненно, оценен с канонической точки зрения, как отказ в послушании первому епископу. А такой отказ не считается по канонам наказуемым только в том случае, когда первый епископ всенародно начнет проповедовать заведомую ересь. Вот почему митрополит Иосиф и его достойные сотрудники истощают свои силы, стараясь подвести мои административные действия (охотно допускаю, небезошибочные) под понятие ереси; обвиняют меня в предательстве (традиторстве) и в поругании Церкви, и в отречении от Христа, от Бога и, наконец, от вечного спасения, что-де еще хуже ереси. Но чем ужаснее обвинения, чем чудовищнее делаемые из них выводы, тем настоятельнее требуется их фактическая проверка, притом не любителями-добровольцами, а вполне компетентным и авторитетным органом церковного суда — собором епископов. Разрыв же общения со мною раньше приговора такого собора, из-за каких-либо неправильных административных распоряжений, тем более без фактической проверки, на основании народной молвы, искусственно муссируемой, канонически будет определяться как раскол, со всеми указанными в церковных канонах последствиями для учителей его.
     Ввиду всего этого, я с особой радостью приветствую Вашу готовность пересмотреть заявление от 6 февраля и усерднейше прошу Вас не медлить с этим пересмотром».
     В третий раз в Ярославль был послан архиепископ Рязанский Ювеналий (Масловский)7. Он сначала беседовал с викарным архиепископом Варлаамом, а затем с митрополитом Агафангелом. 10 мая митрополит Агафангел, архиепископ Варлаам и епископ Евгений написали митрополиту Сергию: «В разъяснение нашей декларации от 6 февраля с.г. и в дополнение к письмам митрополита Агафангела на имя Вашего Высокопреосвященства, находим нужным сказать следующее:
     1. Мы до сих пор не прерывали и не прерываем нашего молитвенного общения с заместителем Патриаршего Местоблюстителя митрополитом Сергием.
     2. Никакого раскола мы не желаем учинять и не учиняем.
     3. Никаких новшеств в церковной жизни нашей епархии не вводили и не вводим.
     4. Принципиально власть Вашу, как заместителя, не отрицаем.
     5. Распоряжения заместителя, смущающие нашу и народную религиозную совесть и, по нашему убеждению, нарушающие церковные каноны, в силу создавшихся обстоятельств на месте, исполнять не могли и не можем.
     6. Всех обращающихся к нам иноепархиальных епископов, клириков и мирян с просьбой возглавить их и принять в молитвенное и каноническое общение, мы не отторгали и не отторгаем от единства церковного, а, внося мир, направляли их — непременно к Вашему Высокопреосвященству и Синоду, предварительно, насколько возможно, успокоив их смущенную религиозную совесть».
     На этом ярославские архиереи считали инцидент исчерпанным. 10 мая митрополит Агафангел показал письмо секретарю епархии протоиерею Дмитрию Смирнову, который предложил этот документ обнародовать. Но митрополит ответил, что, поскольку письмо от 6 февраля не обнародовано, то и это не нужно обнародовать, а благочинным ярославским и так все известно.
     Здоровье митрополита Агафангела, сильно ухудшевшееся в начале года, так и не поправилось. С ним было несколько сердечных приступов, во время которых он всегда сначала прибегал к Тайнам Тела и Крови Христовых и только после этого принимал медицинскую помощь. В середине сентября у него случился сердечный приступ столь сильный, что митрополит слег в постель. Врачи рекомендовали полный покой. Но и лежа в постели, он принимал деятельное участие в управлении епархией, говорил, что нужно сделать в том или ином случае. Предчувствуя близость смерти, владыка просил протоиерея Димитрия Смирнова съездить к заместителю Местоблюстителя митрополиту Сергию, попросить у него церковного мира и сказать, что он, конечно же, находится в его подчинении, а если что не так было, то просит его простить. Отец Димитрий собрался не сразу, и владыка вынужден был торопить и просить, чтобы тот не откладывал поездку и перед митрополитом Сергием подчеркнул, что он желает совершенно с ним примириться; одновременно он наказывал о. Димитрию, что когда митрополит Сергий пришлет после его смерти архиерея для управления епархией, то обязательно бы его приняли. Отец Димитрий съездил и все передал заместителю Местоблюстителя.
     Несмотря на усилия трех докторов, здоровье владыки все ухудшалось, и 2 октября он пожелал принять таинство святого елеосвящения, которое совершили архиепископ Варлаам (Ряшенцев), духовник митрополита архимандрит Ярославского Спасского монастыря Игнатий и архимандрит Толгского монастыря Григорий. При совершении таинства владыка почувствовал себя бодро и радостно. У него было такое настроение, будто приблизились светлые пасхальные дни. Не было страха приближающейся смерти, он с великой надеждой смотрел в будущее и, уповая на милость Божию, с дерзновением узревал те великие блага и радость, которые ждут наследующих жизнь вечную. Подозвав архиепископа Варлаама, он сказал ему:
     — Передайте всем — и духовенству и мирянам — мое благословение, у всех прошу прощения, если кого обидел или огорчил, и сам всех прощаю, ни на кого ничего не имею, прошу у всех святых молитв.
     — Молитесь и вы о нас Богу, — просили присутствующие.
     — Да, если получу дерзновение у Господа, буду и я молиться, — ответил старец.
     Состояние здоровья владыки стремительно ухудшалось, и 9 октября он причащался уже только святой Кровью, так как к этому времени никакой пищи принимать не мог. После причастия ему стало значительно лучше. Улучшение было и на следующий день, так что у окружающих появилась надежда на его выздоровление. Владыка, однако, чувствовал, что приближается конец, и давал распоряжения на смерть. Многих тогда удивило, с каким спокойствием он давал эти распоряжения, будто они были связаны не с его собственным погребением, а с торжественным праздником. 14 октября, подозвав архимандрита Григория, он сказал:
     — У меня на этих днях будет юбилей, нужно приготовиться.
     — Какой юбилей? — не понял тот.
     — Мой юбилей, будет много священников и посторонних.
     А на следующий день, накануне смерти, своей келейной монахине Нине повторил:
     — Завтра вечером у нас в квартире будет торжественная всенощная, будет много священников, пригласите и владыку Варлаама.
     Утром следующего дня, 16 октября, ему стало заметно хуже, и в половине одиннадцатого утра митрополит Агафангел скончался. Известие мигом облетело город, и двенадцать ударов тридцати ярославских церквей возвестили о кончине святителя.
     Отпевать владыку решили в Никитской церкви, а погребение совершить в храме святителя Леонтия Ростовского. До самого отпевания перед гробом митрополита в Никитской церкви служились панихиды и читалось Евангелие. Все это время шел народ проститься с почившим. Люди молились, плакали, целовали крест и руки почившего святителя. Вот как описывает погребение очевидец событий, протоиерей Сергий Лилеев: «В воскресенье по всему городу литургии были совершены ранее обычного, ввиду предстоявшего в восемь часов утра богослужения у гроба митрополита. После литургии были произнесены во всех храмах поучения о почившем владыке и совершены панихиды. Благовест к литургии в Никитской церкви начался в восемь часов. В половине девятого прибыли архиепископы Варлаам (Ряшенцев) и Павел (Борисовский) и началась литургия. Храм святого великомученика Никиты вмещает до четырех тысяч народа, но он и пятой части пришедших на отпевание не мог вместить. В сослужении двух архиепископов было восемнадцать священников, а на отпевание вышло пятьдесят священников, больше двадцати диаконов. По прочтении Евангелия архиепископ Павел произнес слово о величии личности почившего. По запричастном стихе слово произнес пресвитер московского Успенского собора, исправляющий обязанности священника ярославской Иоанно-Златоустовской церкви о. Владимир Градусов. По окончании литургии слово о личности почившего произнес архиепископ Варлаам. Началось отпевание. Чувствовалось какое-то особенное настроение, похожее на светлое, пасхальное.
     Был уже четвертый час вечера, а народ все прибывал и прибывал. Около четырех часов гроб с телом усопшего вынесли из храма, хоругвеносцы окружили его и двинулась торжественная похоронная процессия — крестный ход вокруг храма, далее на Леонтьевское кладбище. По всему городу, по всем церквам начался торжественный красный звон. Народу было так много, что по улицам трудно было проехать. На пути к кладбищу останавливались не менее десяти раз для совершения заупокойных литий. На кладбище пришли в начале седьмого. В склепе под храмом оказалась вода. И гроб остался в храме до следующего дня. В понедельник, 22 октября, архиепископами была совершена божественная литургия. К трем часам дня могила была осушена и залита цементом. Был приготовлен обитый оцинкованным железом ящик, куда должен быть положен сам гроб. Запечатанный архиереями дубовый гроб был опущен в могилу при пении литии, причем после «вечной памяти» пропет был всеми тропарь «Общее воскресение прежде Твоея страсти уверяя...» И казалось, что владыка не умер, а остается по-прежнему с нами, невидимым стражем Ярославской епархии.
     Так на седьмой день погребли владыку. И что удивительно — никакого трупного запаха не ощущалось нисколько, напротив: по временам веяло от гроба каким-то благоуханием. Лицо его было как и в первый день смерти: светло, бело, покойно. Вечная ему память и упокоение со святыми! Да не оставит он и нас своим руководством по своей смерти и молится о душах наших!»


     Прим.
  • 1
    Божией милостью,
    Смиренный Сергий, Митрополит Нижегородский,
    Заместитель Патриаршего Местоблюстителя и
    Временный Патриарший Священный Синод
         Преосвященным Архипастырям, боголюбивым пастырям, честному иночеству и всем верным чадам Святой Всероссийской Православной Церкви о Господе радоваться.
         Одною из забот почившего Святейшего Отца нашего Патриарха Тихона пред его кончиной было поставить нашу Православную Русскую Церковь в правильные отношения к Советскому Правительству и тем дать Церкви возможность вполне законного и мирного существования. Умирая, Святейший говорил: «Нужно бы пожить еще годика три». И, конечно, если бы неожиданная кончина не прекратила его святительских трудов, он довел бы дело до конца. К сожалению, разные обстоятельства, а главным образом, выступления зарубежных врагов Советского Государства, среди которых были не только рядовые верующие нашей Церкви, но и водители их, возбуждая естественное и справедливое недоверие правительства к церковным деятелям вообще, мешали усилиям Святейшего, и ему не суждено было при жизни видеть своих усилий увенчанными успехом.
         Ныне жребий быть временным Заместителем Первосвятителя нашей Церкви опять пал на меня, недостойного митрополита Сергия, а вместе со жребием пал на меня и долг продолжать дело Почившего и всемерно стремиться к мирному устроению наших церковных дел. Усилия мои в этом направлении, разделяемые со мною и православными архипастырями, как будто не остаются бесплодными: с учреждением при мне Временного Патриаршего Священного Синода укрепляется надежда на приведение всего нашего церковного управления в должный строй и порядок, возрастает и уверенность в возможность мирной жизни и деятельности нашей в пределах закона.
         Теперь, когда мы почти у самой цели наших стремлений, выступления зарубежных врагов не прекращаются: убийства, поджоги, налеты, взрывы и им подобные явления подпольной борьбы у нас всех на глазах. Все это нарушает мирное течение жизни, созидая атмосферу взаимного недоверия и всяческих подозрений. Тем нужнее для нашей Церкви и тем обязательнее для нас всех, кому дороги ее интересы, кто желает вывести ее на путь легального и мирного существования, тем обязательнее для нас теперь показать, что мы, церковные деятели, не с врагами нашего Советского Государства и не с безумными орудиями их интриг, а с нашим народом и с нашим правительством.
         Засвидетельствовать это и является первой целью настоящего нашего (моего и Синодального) послания. Затем извещаем вас, что в мае текущего года, по моему приглашению и с разрешения власти, организовался Временный при Заместителе Патриарший Священный Синод в составе нижеподписавшихся (отсутствуют Преосвященные Новгородский Митрополит Арсений, еще не прибывший, и Костромской Архиепископ Севастиан, по болезни). Ходатайство наше о разрешении Синоду начать деятельность по управлению Православной Всероссийской Церковью увенчалось успехом. Теперь наша Православная Церковь в Союзе имеет не только каноническое, но и по гражданским законам вполне легальное центральное управление; а мы надеемся, что легализация постепенно распространится и на низшее наше церковное управление: епархиальное, уездное и т. д. Едва ли нужно объяснять значение и все последствия перемены, совершающейся таким образом в положении нашей Православной Церкви, ее духовенства, всех церковных деятелей и учреждений... Вознесем же наши благодарственные молитвы ко Господу, тако благоволившему о святой нашей церкви. Выразим всенародно нашу благодарность и Советскому Правительству за такое внимание к духовным нуждам православного населения, а вместе с тем, заверим Правительство, что мы не употребим во зло оказанного нам доверия.
         Приступив, с благословения Божия, к нашей синодальной работе, мы ясно сознаем всю величину задачи, предстоящей как нам, так и всем вообще представителям Церкви. Нам нужно не на словах, а на деле показать, что верными гражданами Советского Союза, лояльными к Советской Власти, могут быть не только равнодушные к православию люди, не только изменники ему, но и самые ревностные приверженцы его, для которых оно дорого, как истина и жизнь, со всеми его догматами и преданиями, со всем его каноническим и богослужебным укладом. Мы хотим быть православными и в то же время сознавать Советский Союз нашей гражданской родиной, радости и успехи которой — наши радости и успехи, а неудачи — наши неудачи*. Всякий удар, направленный в Союз, будь то война, бойкот, какое-нибудь общественное бедствие или просто убийство из-за угла, подобное Варшавскому, сознается нами, как удар, направленный в нас. Оставаясь православными, мы помним свой долг быть гражданами Союза «не только из страха, но и по совести», как учил нас Апостол (Рим. 8, 5). И мы надеемся, что с помощию Божиею, при вашем общем содействии и поддержке, эта задача будет нами разрешена.
         Мешать нам может лишь то, что мешало и в первые годы Советской Власти устроению церковной жизни на началах лояльности. Это — недостаточное сознание всей серьезности совершившегося в нашей стране. Утверждение Советской Власти многим представлялось каким-то недоразумением, случайным и потому недолговечным. Забывали люди, что случайностей для христианина нет и что в совершающемся у нас, как везде и всегда, действует та же Десница Божия, неуклонно ведущая каждый народ к предназначенной ему цели. Таким людям, не желающим понять «знамений времени», и может казаться, что нельзя порвать с прежним режимом и даже с монархией, не порывая с православием. Такое настроение известных церковных кругов, выражавшееся, конечно, и в словах, и в делах и навлекавшее подозрения Советской Власти, тормозило и усилия Святейшего Патриарха установить мирные отношения Церкви с Советским Правительством. Недаром ведь Апостол внушает нам, что «тихо и безмятежно жить» по своему благочестию мы можем, лишь повинуясь законной власти (1 Тим. 2,2); или должны уйти из общества. Только кабинетные мечтатели могут думать, что такое огромное общество, как наша Православная Церковь со всей ее организацией, может существовать в государстве спокойно, закрывшись от власти. Теперь, когда наша Патриархия, исполняя волю почившего Патриарха, решительно и бесповоротно становится на путь лояльности, людям указанного настроения придется или переломить себя и, оставив свои политические симпатии дома, приносить в Церковь только веру и работать с нами только во имя веры; или, если переломить себя они сразу не смогут, по крайней мере, не мешать нам, устранившись временно от дела. Мы уверены, что они опять и очень скоро возвратятся работать с нами, убедившись, что изменилось лишь отношение к власти, а вера и православно-христианская жизнь остаются незыблемы.
         Особенную остроту при данной обстановке получает вопрос о духовенстве, ушедшем с эмигрантами за границу. Ярко противосоветские выступления некоторых наших архипастырей и пастырей за границей, сильно вредившие отношениям между правительством и церковью, как известно, заставили почившего Патриарха упразднить заграничный Синод (5 мая — 22 апреля 1922 г.). Но Синод и до сих пор продолжает существовать, политически не меняясь, а в последнее время своими притязаниями на власть даже расколол заграничное церковное общество на два лагеря. Чтобы положить этому конец, мы потребовали от заграничного духовенства письменное обязательство в полной лояльности к Советскому правительству во всей своей общественной деятельности. Не давшие такого обязательства или нарушившие его будут исключены из состава клира, подведомственного Московской Патриархии. Думаем, что, размежевавшись так, мы будем обеспечены от всяких неожиданностей из-за границы. С другой стороны, наше постановление, может быть, заставит многих задуматься, не пора ли и им пересмотреть вопрос о своих отношениях к Советской Власти, чтобы не порывать со своей родной церковью и родиной.
         Не менее важной своей задачей мы считаем и приготовление к созыву и самый созыв нашего Второго Поместного Собора, который изберет нам уже не временное, а постоянное центральное церковное управление, а также вынесет решение и о всех «похитителях власти» церковной, раздирающих хитон Христов. Порядок и время созыва, предметы занятий Собора и пр. подробности будут выработаны потом. Теперь же мы выразим лишь наше твердое убеждение, что наш будущий Собор, разрешив многие наболевшие вопросы нашей внутренней церковной жизни, в то же время своим соборным разумом и голосом даст окончательное одобрение к предпринятому нами делу установления правильных отношений нашей Церкви к Советскому Правительству.
         В заключение усердно просим вас всех, Преосвященные Архипастыри, пастыри, братие и сестры, помогите нам каждый в своем чину вашим сочувствием и содействием нашему труду, вашим усердием к делу Божию, вашей преданностью и послушанием святой Церкви, в особенности же вашими за нас молитвами ко Господу, да даст Он нам успешно и Богоугодно совершить возложенное на нас дело к славе его Святого Имени, к пользе Святой нашей Православной Церкви и к нашему общему спасению.
         Благодать Господа нашего Иисуса Христа и любы Бога и Отца и причастие Святого Духа буди со всеми вами. Аминь.
              16/29 июля 1927 г. Москва
              За Патриаршего Местоблюстителя
              Сергий, Митрополит Нижегородский

         Члены Временного Патриаршего Священного Синода:
         Серафим Митрополит Тверской, Сильвестр Архиепископ Вологодский, Алексий Архиепископ Хутынский, управляющий Новгородской Епархией, Анатолий Архиепископ Самарский, Павел Архиепископ Вятский, Филипп Архиепископ Звенигородский, управляющий Московской Епархией, Константин Епископ Сумский, управляющий Харьковской Епархией
         Управляющий делами Сергий Епископ Серпуховский

    * Эта фраза вызвала значительное разномыслие среди членов Церкви. Спустя восемь месяцев после опубликования Декларации митрополит Сергий и временный Синод сочли нужным дать свои объяснения словам, вызвавшим столь значительные споры. Они писали: "Пора положить предел, пора перестать искажать сказанное в послании от 16(29) июля 1927 года и приписывать митрополиту Сергию то, что он не говорил... "Мы хотим быть", — сказано в послании, — "православными и в то же время признавать Советский Союз нашей гражданской родиной, радости и успехи которой — наши радости и успехи, а неудачи — наши неудачи", а нам и митрополиту Сергию навязывают и уверяют, что в послании сказано: "Ваши (т.е. советской власти, власти безбожной) радости — наши радости, ее скорби — наши скорби". Всякому беспристрастному ясна разница между подлинными словами из послания и вымышленными нашими врагами. Сказано: радости нашей родины — наши радости, ее скорби — наши скорби. Другими словами: если под управлением советской власти наша родина будет преуспевать во внешнем благополучии, если условия народной жизни улучшатся, то, конечно, это не будет нас огорчать; и, наоборот, если нашу страну посетят голод, разные бедствия, это не будет нас радовать... В этом смысле вместе радости нашей родины — наши радости, а неудачи — наши неудачи, и, конечно, мы не можем радоваться распространению неверия, если хотим быть православными, как о том совершенно определенно заявили в нашем послании..."
         (Деяние Заместителя Патриаршего Местоблюстителя и временного при нем Патриаршего Синода 16(29) марта 1928 года.)^
  • 2 Ярославские цензоры отказались печатать комментарий митрополита Агафангела не потому, что предполагали, что он будет антигосударственным или подрывающим авторитет митрополита Сергия, а чтобы досадить владыке. Они даже не поинтересовались, какого рода комментарий желает опубликовать митрополит. Между тем, опубликование подобных комментариев в виде особых посланий было делом довольно обычным. 17 ноября было опубликовано послание экзарха Украины митрополита Михаила (Ермакова), 14 декабря архиепископа Вятского Павла (Борисовского).^
  • 3
    Его Высокопреосвященству
    Высокопреосвященному митрополиту Сергию,
    Заместителю Патриаршего Местоблюстителя

    Ваше Высокопреосвященство!
         Хотя ни церковные каноны, ни практика Кафолической церкви Православной, ни постановления Всероссийского Церковного Собора 1917/18 гг. далеко не оправдывают Вашего стояния у кормила высшего управления нашею отечественною Церковью, мы, нижеподписавшиеся епископы Ярославской церковной области, ради блага и мира церковного считали долгом своей совести быть в единении с Вами и иерархическом Вам подчинении. Мы ободряли и утешали себя молитвенным упованием, что Вы, с Божией помощью и при содействии мудрейших и авторитетнейших из собратьев наших во Христе — епископов, охраните церковный корабль от грозящих ему со всех сторон в переживаемое нами трудное для Церкви Христовой время опасностей и приведете его неповрежденным к спасительной пристани — Собору, который уврачует живое и жизнеспособное тело церковное от постигших его, по попущению Промысла Божия, недугов и восстановит надлежащий канонический порядок церковной жизни и управления.
         Но заветные чаяния и надежды наши не сбылись. Мало того, мы видим и убеждаемся, что Ваша деятельность по управлению Церковью, чем дальше, тем в большей степени вызывает недовольство и осуждение со стороны многих и многих представителей православного епископата, — смущение, осуждение и ропот в среде клира и широких кругов мирян.
         Сознавая всю незаконность своего единоличного управления Церковью, — управления, никаким соборным актом не санкционированного, Вы организуете при себе «Патриарший Синод». Но ни порядок организации этого «Синода», Вами единолично учрежденного и от Вас получающего свои полномочия, ни личный состав его из людей случайных, доверием епископата не пользующихся, в значительной части своей проявивших даже неустойчивость своих православно-церковных убеждений (отпадение в обновленчество и (один) в раскол беглопоповства), не могут быть квалифицированы иначе, как только явления определенно-противоканонические.
         В своем обращении к чадам Православной Церкви от 29/VII-1927 г. Вы в категорической форме объявляете такую программу Вашей будущей руководящей деятельности, осуществление которой неминуемо принесло бы Церкви новые бедствия, усугубило бы обдержащие ее недуги и страдания. По Вашей программе начало духовное и божественное в домостроительстве церковном всецело подчиняется началу мирскому и земному, во главу угла полагается не всемирное попечение об ограждении истинной веры и христианского благочестия, а никому и ничему не нужное угодничество «внешним», не оставляющее места для важнейшего условия устроения внутренней церковной жизни по заветам Христа и Евангелия — свободы, дарованной Церкви ее Небесным Основателем и присущей самой природе ее — Церкви.
         Чадам Церкви и прежде всего, конечно, — епископату Вы вменяете в обязанность — лояльное отношение к гражданской власти. Мы приветствуем это требование и — свидетельствуем, что мы всегда были есть и будем лояльны и послушны гражданской власти; всегда были, есмь и будем честными и добросовестными гражданами нашей родной страны; но это, полагаем, не имеет ничего общего с навязываемым Вами политиканством и заигрыванием и не обязывает чад Церкви к добровольному отказу от тех прав свободного устроения внутренней религиозной жизни церковного общества, которые даны ему самою же гражданскою властью (избрание общинами верующих духовных руководителей себе).
         На место возвещенной Христом внутрицерковной свободы Вами вводится административный произвол, от которого много потерпела Церковь и раньше. По личному своему усмотрению Вы практикуете бесцельное, ничем не оправдываемое, перемещение епископов — часто вопреки желанию их самих и их паствы, назначение викариев без ведома епархиальных архиереев, запрещение неугодных Вам епископов в священнослужении и т. д.
         Все это и многое другое в области Вашего управления Церковью, являясь, по нашему глубокому убеждению, — явным нарушением канонических определений Вселенских и Поместных Соборов, постановлений Всероссийского Собора 1917/18 гг., усиливая все более и более нестроения и разруху в церковной жизни, вынуждает нас заявить Вашему Высокопреосвященству: мы, епископы Ярославской церковной области, сознавая лежащую на нас ответственность пред Богом за вверенных нашему пастырскому руководству духовных чад наших и почитая священным долгом своим всемерно охранять чистоту святой православной веры и завещанную Христом — свободу устроения внутренней религиозно-церковной жизни, в целях успокоения смущенной совести верующих, за неимением другого выхода из создавшегося рокового для Церкви положения, отныне отделяемся от Вас и отказываемся признавать за Вами и за Вашим Синодом право на высшее управление Церковью. При этом добавляем, что мы остаемся во всем верными и послушными чадами Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви; неизменно пребываем в иерархическом подчинении Местоблюстителю Патриаршего Престола Высокопреосвященному Петру, митрополиту Крутицкому и через него сохраняем каноническое и молитвенное общение со всеми Восточными Православными Церквами. Оставаясь незыблемо на таковом твердом основании, мы будем управлять Ярославской церковной областью и руководить своими паствами в деле угождения Богу и душевного спасения САМОСТОЯТЕЛЬНО — в строгом согласии с Словом Божиим, с общецерковными канонами, правилами и преданиями, с постановлениями Всероссийского Собора 1917/18 гг., с неотмененными распоряжениями высшей церковной власти предсоборного периода, а также — с распоряжениями Святейшего Патриарха Тихона, его Синода и Совета.
         Настоящее решение наше останется в силе впредь или до сознания Вами неправильности Ваших руководственных действий и мероприятий и открытого раскаяния в Ваших заблуждениях, или до возвращения к власти Высокопреосвященного митрополита Петра.
              Агафангел, митрополит Ярославский

              Серафим, архиепископ Угличский, викарий Ярославской епархии,
              бывший заместитель Патриаршего Местоблюстителя

              Митрополит Иосиф, 3-й из указанных
              Патриаршим Местоблюстителем заместителей

              Архиепископ Варлаам (б. Пермский)
              временно управляющий Любимским викариатством

              Смиренный Евгений, епископ Ростовский,
              викарий Ярославской епархии
              6/II - 1928 г.^
  • 4 Существенное различие между митрополитом Сергием и ярославскими архиереями было во взглядах не канонических, а исторических. Как видеть происходящие в исторической России перемены? Ярославские архиереи считали, что любые изменения в молитвословиях, например, моления о существующей гражданской власти породят в Церкви соблазны и раскол. И потому их вводить не следует. В церковном обществе еще жила надежда, что историческая Русь с ее стремлением к святости и чистоте воскреснет. Большинство народа и, в первую очередь, православные и среди них некоторые епископы не признавали свершившихся в России государственных перемен. Советская власть ощущалась как явление временное, которое не сможет утвердиться в России надолго. Советское правительство большинством народа рассматривалось как правительство чужое. Отсюда — продержавшееся до самого конца непризнание этого правительства обществом. Но для Церкви всякая власть — попущенная или дарованная Богом — от Бога.
         «Не мил я ярославцам оказываюсь потому, — писал митрополит Сергий, — что не хочу оставаться с ними при «святой Руси», хочу устраивать для Церкви возможность жизни при новых условиях, пожалуй, еще не повторявшихся в истории. Святая Русь и для меня дорога не менее, чем всем Вам. Но я помню совет премудрого, нельзя плакать без конца об умершем и думать только о нем, наши силы и способности принадлежат жизни, и мы должны к ней обратиться. Страница со святой Русью уже перевернута, и будет безумием и с нашей стороны отрицать это и убеждать себя и других, что мы можем продолжать ее читать, и теперь это было бы отрицанием факта, т. е. нежеланием подчиниться свершившейся воле Божией. Конечно, приятно мечтать о возвращении этой страницы, но мечты позволительны для тех, кто сидит где-нибудь в уголку, а не для нас, кого Господь поставил пасти стадо Свое. Мы должны иметь смелость смотреть прямо в глаза действительности и не бояться говорить о ней тем, кто ее не видит.
         Сам Святейший Патриарх Тихон, который сначала в угоду «окружению» позволил себе выступать против теперешней власти, но потом скоро, как человек мирового кругозора, понял всю бесцельность ставить Церковь поперек течения истории и нам указал этот путь... Поминовение властей и есть исповедание, что мы на этот путь встали, что мы перестаем понимать Церковь по-прежнему, как православное государство с православным царем или в крайнем случае с Патриархом.
         Мы молимся, конечно, не о том, чтобы власть наша преуспевала в разрушении веры (как на нас клевещут), а о том, чтобы при существующей власти могли по возможности спокойно оставаться христианами. Такая молитва заповедана апостолами. Ярославцы и от этого, конечно, отмахнутся как от неприятного сна.
         Вы пишете о соблазне. Но опять-таки по Апостолу соблазн не в том состоит, что я своими действиями, непривычными для людей известного настроения, смущаю или беспокою, нарушаю привычную для них обстановку, а в том, когда я увлекаю делать вопреки вере (например, жертвенное и т. п.).
         Неосмысленная боязнь всего неправильного отнюдь не есть закон Церкви, перед которым пастырь должен отступать, а он должен и разъяснять.
         Что было бы, если бы Никон этого «как будто» испугался и отступил. Наша церковь осталась бы при Иосифском многоречии и могла ли бы она удержать в себе русское общество, неизбежно пришедшее к европеизации. Не обречена ли бы она была на то, чтобы быть выброшенной из жизни и потерять последнее свое влияние. То же и теперь: ярославское настроение сохраняется ведь в известном поколении. Младшие неизбежно вовлечены будут в новую жизнь, неужели же вместе с этим придется уходить из Церкви. Это было бы величайшим грехом с нашей стороны.^
  • 5 Серафим (Александров Дмитрий Александрович; 19.10.1867—02.12.1937), митрополит. Епископ (1914). В 1916-1917 гг. епископ Челябинский. С сентября 1918 г. временный управляющий Тверской епархией. С 1919 г. епископ Тверской и Кашинский. Архиепископ (1922). В апреле 1922 г. арестован в Москве по делу об изъятии церковных ценностей, в 1923 г. освобожден. Митрополит (1924). В декабре 1925 г. арестован, освобожден под подписку о невыезде. С ноября 1926 г. в ссылке. В 1927 г. включен в состав членов Временного Патриаршего Св. Синода. В 1933-1936 гг. митрополит Казанский и Свияжский. Расстрелян.^
  • 6 Павел (Борисовский Павел Петрович; 1867 – 1938), митрополит. С 1916 г. епископ. С 1921 г. епископ Вятский. В 1922 – 1926 гг. в заключении и ссылке с короткими перерывами. В 1926 архиепископ. С 1927 г. член Временного Патриаршего Св. Синода. С 1929 г. архиепископ Ярославский и Ростовский. С 1932 г. митрополит. Арестован в 1937 г. Расстрелян.^
  • 7 Иувеналий (Масловский Евгений Александрович; 1878 – 1937), архиепископ. С 1914 г. епископ Каширский, викарий Тульской епархии. С октября 1923 г. архиепископ Курский и Обоянский. С 1928 г. архиеп. Рязанский и Зарайский. С 1936 г. в заключении. Расстрелян.^


  • Игумен Дамаскин (Орловский)


    Православный календарь

    Декабрь 2017
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    27 28 29 30 1 2 3
    4 5 6 7 8 9 10
    11 12 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 22 23 24
    25 26 27 28 29 30 31

    События календаря

    Нет событий

    Обсуждение на форуме


    Статистика:Каталоги:Рекомендуем:
    Яндекс.Метрика
    Яндекс цитирования HD TRACKER - фильмы DVD, кино, HDTV, Blu-Ray, HD DVD, скачать, torrent, торрент
    Все материалы публикуются исключительно с разрешения правообладателей. ©   | Поддержка сайта - Дизайн студия КДК-Лабс 2005-2011 гг.